16+
ZASUDILI.RU
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
\ Беспредел и беззаконие: что происходит с системой судебных приставов в Кузбассе?
Беспредел и беззаконие: что происходит с системой судебных приставов в Кузбассе?

Беспредел и беззаконие: что происходит с системой судебных приставов в Кузбассе?

12.01.2022

Полиция, следственный комитет, служба судебных приставов, суды – все эти органы созданы для того, чтобы тем или иным способом защитить права граждан, гарантированные им основным законом страны – Конституцией. Но что делать, если Закон регулярно отодвигается на второй план, гражданские права нарушаются, а «защитники» граждан то и дело становятся соучастниками преступлений? Именно это случилось с героем нашей истории, чей бракоразводный процесс положил начало длительным судебным разбирательствам, ответчиками в ряде которых стали не самые добросовестные судебные приставы.

Сергей Васильевич Жук оказался заложником ситуации, в которой, как рассказывает герой нашей истории, судебные приставы фактически посодействовали бывшей супруге Сергея Васильевича, Маховой Ольге Васильевне, завладеть принадлежащим мужчине имуществом и, что ещё более поразительно, разрушить его жилой дом до такой степени, что дальнейшее проживание в нём стало невозможным. Однако обо всём по порядку.

Оставить ни с чем

В 2009 году Махова, решив не ставить в известность супруга, обратилась в суд с иском о расторжении брака. Уже через месяц после обращения требования женщины были удовлетворены, а брак между гражданами - расторгнут. Вот только сам Сергей Жук узнал о разводе лишь спустя три года, в 2012 году, когда он получил решение суда трёхлетней давности.

При ознакомлении с материалами дела гражданин Жук обнаружил расписку о получении повестки, в которой он якобы расписался. Однако на деле подпись, а вместе с ней и расшифровка подписи, была сымитирована, что подтверждено результатами проведенной экспертизы.

На основании результатов почерковедческой экспертизы суд отменил решение о разводе от 2009 года и вынес новое определение от октября 2012 года. Но за это время Махова успела продать совместно нажитое имущество и присвоить себе вырученные денежные средства, что в дальнейшем стало причиной обращения Сергея Васильевича в суд. Решения были вынесены в пользу истца: приставы возбудили исполнительные производства о взыскании с Маховой долговых обязательств в принудительном порядке, но действия приставов, о которых мы расскажем далее, лишили мужчину возможности защиты своих прав и взыскания долга с Ольги Маховой.

С 2012 года по 2017 год Ольга Махова предпринимала множество попыток обесчестить экс-супруга и лишить принадлежащего ему имущества. Например, женщина попыталась реализовать половину дома без ведома Сергея Васильевича, обвинила его в избиении, препятствовала проживанию истца в общем доме и так далее.

В сентябре 2017 года Рудничный районный суд города Кемерово вынес решение о выселении Маховой из построенного Сергеем Васильевичем дома и о лишении её права проживания в нём. Об этом, в соответствии с Законом, был выдан исполнительный лист. Казалось бы, всё просто: женщина должна собрать свои вещи, на которые она имеет документально подтверждённое право (кроме предметов одежды, конечно), и покинуть дом. На деле же всё оказалось гораздо сложнее.

Целый год никаких исполнительных действий по выселению Маховой из дома не производилось. Всё это время нашему герою приходилось снимать жилье или жить у друзей в ожидании того, когда судебные приставы исполнители приступят к своей работе.

Наконец, в ноябре 2018 года судебный пристав Трофимова, в производстве которой и находился исполнительный лист, попросила Сергея Васильевича, чтобы он передал ей свои ключи от дома. Пристав должна была опечатать дом и предупредить возникновение у мужчины соблазна по совершению каких-либо действий с имуществом Маховой. Тот, конечно, согласился и передал связку ключей Трофимовой. К слову, акт приёма-передачи ключей она не составила.

Буквально через месяц Махова решилась на выселение, о чем и известила местное отделение судебных приставов. Спустя ещё две недели впервые за длительное время были совершены исполнительные действия, однако их проведение не укладывалось ни в какие рамки российского законодательства.

Стоит начать с того, что никто не оповестил собственника дома о намерении его бывшей супруги вывезти вещи. Продолжим тем, что вывоз имущества проходил без участия понятых, без взыскателя и без оформления документов должным образом. Более того, Махова не представила никаких доказательств того, что вывозимое имущество действительно принадлежит ей. Об этом говорит отсутствие соответствующих документов в материалах исполнительного производства. В это же время соседи Сергея Васильевича сообщают ему о вывозе вещей из его дома. Когда же тот связался с судебным приставом, его заверили, что все совершаемые действия не выходят за рамки закона. Но на этом тревожные звонки не закончились.

В феврале 2019 года соседка Сергея Жука позвонила отбывшему в командировку соседу и сообщила о том, что крыльцо его дома разрушено, а из печи не идет дым, что свидетельствовало об отсутствии в здании отопления, чего никак нельзя было допустить.

По возвращении в город Сергей направился прямиком к судебному приставу, чтобы получить разъяснения и забрать ключи от дома. Однако судебный пристав Трофимова заявила, что исполнительное производство передано приставу Снытко. Снытко в свою очередь сказала, что ключей у неё нет, пояснив, что они находятся у начальника – Коновальцевой. К счастью, Коновальцева отдала ключи Сергею Васильевичу, однако, как оказалось, всё это время ключи лежали в ящике её стола, а не в каком-либо надежном месте. При этом акт изъятия ключей также никто не оформил, оставив это за рамками исполнительного производства. Так или иначе, двигаемся далее.

Сергей Васильевич вызвал полицейских и в их сопровождении осмотрел дом. И результаты осмотра привели мужчину в ужас: дом был повреждён настолько, что стал непригодным для проживания. Здание оказалось замороженным из-за отключенного теплоснабжения, в связи с чем система отопления пришла в негодность – лопнули трубы. Кроме того, в доме отсутствовала вся система сантехники (как в кино: ни унитазов, ни душевой кабины, ни раковины, и даже змеевики и вешалки вырваны), осветительные приборы, мебель и… пол. Вырван ламинат во всем доме. Конечно, полиция задокументировала повреждения, однако, как позднее окажется, добиться от сотрудников ведомства каких-либо дальнейших действий будет весьма трудно.

Так или иначе, продолжает рассказ Сергей Васильевич, Маховой показалось мало разрушить мебель и заморозить дом - она решила спилить металлические ограждения с лестницы и крыльца. Интересно, что, по его словам, данные действия также были совершены по согласованию с приставом Снытко. К счастью, здесь полиция преуспела и смогла остановить женщину, в связи с чем металлоконструкции остались у владельца дома. Однако победой это назвать было нельзя.

Несмотря на то, что полиция провела проверку, уголовное дело по факту кражи имущества так и не было возбуждено. Попытки добиться возбуждения дела превратились в своего рода “день сурка”: трижды полиция отказывала в возбуждении уголовного дела и трижды прокуратура отменяла данное решение и направляла материалы на новое рассмотрение. На момент написания данной статьи уголовное дело не возбуждено.

Более того, по словам самого Сергея Васильевича, неоднократные обращения в отдел полиции “Рудничный” привели к тому, что следователь Храмцова не стала принимать мужчину в своем кабинете, а вышла на улицу и заявила: “Что хочешь делай, режь меня, но я дело возбуждать не буду. Я кражи здесь не наблюдаю. И вообще, я птица подневольная, мне что начальник скажет, то делать я и буду. А она будет делать то, что ей скажет прокуратура”. Стоит ли говорить о том, что в тот момент вера в торжество справедливости, мягко говоря, пошатнулась?

Но, к сожалению, это было не последним испытанием для веры в правосудие.

Сомнительная объективность

Когда же господин Жук обратился в суд с целью добиться возложения ответственности на гражданку Махову, началась новая череда проблем, связанная с весьма противоречивым и местами странным поведением служителей Фемиды.

Стоит начать с того, что судья Центрального районного суда города Кемерово Маркова Наталья Васильевна не вела протокол при проведении подготовки к судебному разбирательству, ссылаясь на положения Гражданского процессуального кодекса. Дело в том, что ГПК РФ не содержат указания на обязательное протоколирование процессуального действия по подготовке дела к судебному разбирательству. Однако, согласно ст. 228 ГПК РФ, в ходе каждого судебного заседания суда первой инстанции, а также при совершении внесудебного каждого отдельного процессуального действия составляется протокол. Поэтому Сергею Васильевичу пришлось потратиться на составление протокола, не задокументированного судьей, с помощью нотариуса. Это обошлось ни много ни мало в 57 000 рублей. Необходимость возникла из-за того, что бывшая супруга потерпевшего была допрошена судьей и призналась в мотиве своих действий, тогда как полиция в течение двух лет не могла как положено опросить женщину и получить нужную информацию. Вот самая важная часть диалога, состоявшегося в ходе судебного заседания:

Судья: «Т.е. Вы считаете, что у вас никакого иного имущества для того, чтобы рассчитаться с Жуком по вынесенным решениям, не было, да?»

Махова О.В.: «Не было…потому что ну какое его имущество в доме, вот эти улучшения, …я их сняла и выбросила, потому что, что можно сохранить? Вот скажите, там ламинат, розетки, там все было прочно, добротно сделано, второй раз это не проходит, сгрузили и вывезли, выкинули. Потому что до такой степени он надоел мне, вот просто я его видеть не хочу...»

К счастью, само судебное заседание всё же было запротоколировано (протокол имеется в распоряжении редакции), благодаря чему становится известно, что в ходе подготовки дела к судебному заседанию были заявлены ходатайства и заявления, в том числе заявления о включении в предмет доказывания существенных обстоятельств, ходатайства об оказании содействия в сборе доказательств, о вызове свидетелей, о подложности документов. Однако ни одно из указанных процессуальных действий не удостоилось составления протокола, как того требуют нормы Гражданского процессуального кодекса. Нарушено ли право Сергея Жука на судебную защиту, коим наделил его, как и всех граждан Российской федерации, основной закон страны – Конституция? Полагаем, что нарушено.

Конечно, в связи с этим были заявлены возражения на действия судьи, а после того, как судья в очередной раз прикрылась нормами ГПК, был заявлен и отвод в связи с утратой доверия. Маркова ожидаемо отказала в удовлетворении ходатайства об отводе судьи и продолжила заседание.

Тем не менее, двигаемся далее.

В ходе рассмотрения дела судья Маркова весьма необычно подходит к изучению материалов, имеющихся в материалах дела. Например, Наталья Васильевна не обращает внимание на наличие в деле документов, ни коим образом не заверенных, не подписанных и не имеющих синей печати. Такими являются, например, копии актов-приема передачи исполнительного производства. Необходима достоверная информация о том, кто конкретно из судебных приставов нанес ущерб Жуку Сергею Васильевичу, которой в деле до сих пор нет. Не смущает судью и, с позволения сказать, акт описи имущества, содержащий в себе помимо прочего восемь листов с описанием нескольких сотен позиций. Проблема в том, что данные листы не были оформлены в соответствии с законом, отсутствовали подписи понятых. Данная ситуация исключает возможность определения того, какое именно имущество исчезло из дома истца. Защитники потерпевшего представили суду аудиозапись с признанием понятого о том, что он не был на исполнительных действиях по выселению Маховой О.В., подпись на документе не его, она сфальсифицирована. Однако, суд отклонил ходатайство и отказался приобщать к материалам суда данную запись. 

Кроме того, ряд иных ходатайств о приобщении стороной истца дополнительных материалов отклонялся без объяснения конкретной причины. Всё это и породило подозрения о благосклонности судьи к стороне ответчика.

Дополнительно обратим внимание на то, что судья не позволяет истцу и его представителям опрашивать судебных приставов-исполнителей, чьи показания и предъявляемые материалы также вызывают ряд вопросов. Например, судью не заинтересовало то обстоятельство, почему в материалах гражданского дела находятся два одинаковых постановления об окончании исполнительного производства, однако, вынесенные в разные даты. Случилось это так. Одно постановление об окончании настоящее было вынесено день в день в мае 2019 года, а второе точно такое же постановление «прилетело» Жуку в личный кабинет на портале «Госуслуги», но лишь 17 июня 2021 г. К слову, постановления приставов «рождаются» в облачной программе АИС ФССП России. И, раз пришло еще одно постановление об окончании исполнительного производства, значит 17 июня 2021 года исполнительное производство по выселению Маховой было вновь возбуждено судебными приставами в программе АИС для внесения в него изменений, а возможно и для фальсификации юридически важных сведений.

Так, приставы предъявляют список вынесенного Маховой имущества, утверждая, что позволили ей сделать это на основании документов, которых, однако, в материалах исполнительного производства не нашлось.

Приставы пояснили, что документы были сфотографированы их коллегой на телефон и уже в следующем заседании фото будут представлены. Как оказалось, документами, на основании которых было вынесено имущество, были чеки и договоры о покупке материалов для строительства дома. Но вот загвоздка: объём материалов, указанный в представленных документах, никак не совпадал с объёмами материалов, затраченных на постройку дома гражданина Жука, а также с адресом, на который были доставлены стройматериалы.

И приведённый нами список нарушений, допущенных судьёй и судебными приставами-исполнителями, к сожалению, не ограничивается указанными примерами.

А как же закон?

Факты нарушения Гражданско-процессуального кодекса, Конституции Российской Федерации, а также ряда иных законов, можно заметить невооруженным глазом.

Даже при поверхностном изучении материалов дела возникают невесёлые мысли о том, что бесчинства службы судебных приставов-исполнителей носят системный и неприкрытый характер, а их действия не позволяют обыкновенным гражданам получить от Государства гарантированную статьёй 46 Конституции РФ судебную защиту прав.

В нашей ситуации Сергей Васильевич длительное время не мог осуществить и другое гарантированное Конституцией право – право на жилище. Мужчине пришлось потратить более 400 000 рублей и двух лет жизни для того, чтобы доказать, что его имущество действительно принадлежит ему по праву.

Долгое время Министерство Внутренних Дел и Следственный Комитет РФ закрывали глаза на нарушение прав гражданина, однако гражданский суд всё же смог (не без труда, конечно) вытянуть доказательства на поверхность и сдвинуть дело с мертвой точки. Окажутся ли новоявленные факты достаточными для вынесения справедливого решения – покажет время. Тринадцатого января 2022 года назначено очередное заседание.

Мы будем следить за развитием событий.


ЧИТАЙТЕ ДАЛЕЕ:

Полицейские лишились работы из-за игры в PokemonGo во время ограбления

Оружие, деньги, шантаж: уголовные дела против судей в 2021 году

Последний герой: 30 декабря за вождение в нетрезвом виде был задержан судья

Назад к списку


Комментарии