16+
ZASUDILI.RU
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
\ ЕСПЧ встал за сторону женщины в деле о самоубийстве её сына-срочника
ЕСПЧ встал за сторону женщины в деле о самоубийстве её сына-срочника

ЕСПЧ встал за сторону женщины в деле о самоубийстве её сына-срочника

13.10.2021

ЕСПЧ рассмотрел жалобу Заявительницы, обратившейся в Европейский суд в связи с недостаточно тщательным расследованием обстоятельств самоубийства её сына-срочника.

Трагедия произошла в марте 2006 года на территории одной из воинских частей Приморского края. Через три дня тело Сергея Бойченкова было доставлено его матери, однако она отказалась хоронить его до проведения вскрытия и возбуждения уголовного дела.

Более недели с момента гибели солдата никто не возбуждал Уголовное дело. Тем не менее, матери удалось добиться и дела, и вскрытия. Однако уже через два месяца дело было закрыто, о чём женщина узнала только в сентябре. Уже в январе 2007 года решение о закрытии уголовного дела было отменено, а в феврале заявительнице был предоставлен статус потерпевшей.

Второго июля 2007 года уголовное расследование было вновь прекращено на том основании, что никакого уголовного преступления совершено не было. Решение основывалось на протоколах осмотра тела Сергея Бойченко, его квартиры и места происшествия; протоколе реконструкции места происшествия; судебно-медицинской и баллистической экспертиз, подтверждающих гипотезу о самоубийстве как наиболее вероятной; ряде свидетельских показаний и других доказательств.

Тогда женщина обратилась в Военный суд, но и он отклонил её жалобу, т. к. не нашёл доказательств противоправных действий со стороны командиров, которые могли быть связаны самоубийством.

Результаты внутреннего расследования

Тем не менее, было проведено внутреннее служебное расследование по факту самоубийства. Ряд военнослужащих, общавшихся с погибшим, отмечали его желание служить в армии, его честность и общительность. При этом многие указывали, что прибывший в часть майор Д. оказывал психологическое давление на Бойченко, обвиняя его в краже топлива, профессиональной некомпетентности и оскорбляя. К унижению молодого человека присоединился и Майор Б. В результате такого отношения солдат начал принимать успокоительные, но и это не помогло.

Подполковник, проводивший расследование, в отчёте указал, что лейтенант Бойченко покончил с собой из-за неуважительного поведения майора Д. и майора Б. и, как следствие, нездоровой обстановки в воинской части. Подполковник также отметил плохую работу заместителя начальника учебной службы воинской части в том, что он недостаточно обучил командиров практическим методам психологической работы; не предотвратил конфликтную ситуацию в подразделении; недостаточно хорошо изучил индивидуальные психологические особенности личного состава подразделения. Наконец, он не сообщил командиру воинской части и другим начальникам о самоубийственных намерениях лейтенанта Бойченко и не запретил ему выполнять обязанности, связанные с доступом к оружию.

Положения жалобы

Не получив поддержку от отечественных судов, женщина обратилась в ЕСПЧ. В жалобе она указала, что два утверждения Правительства, а именно о том, что её сын обладал хорошим уровнем нейропсихологической устойчивости (по результатам исследования, проведённых перед отправлением солдата в часть) и что самоубийство было совершено из-за наличия у него психологических проблем, противоречат друг другу и являются взаимоисключающими.

К тому же, ни следствие, ни замечания Правительства не касались действий майоров Д. и Б., которые унижали и оскорбляли Сергея Бойченко, обвиняли его в кражах и оказывали на него давление, что могло привести к его самоубийству. Она отметила изменение в показаниях некоторых свидетелей, которое могло быть объяснено продолжением службы майоров Д. и Б. И страхом свидетелей перед репрессиями.

Позиция ЕСПЧ

Европейский Суд ранее принимал во внимание целый ряд факторов, с тем чтобы установить, знали ли власти или должны были знать, что жизнь конкретного лица подвергалась реальной и непосредственной опасности, что обязывало его принять соответствующие превентивные меры. Эти факторы обычно включают в себя: психические проблемы со здоровьем; тяжесть психического состояния; предшествующие попытки самоубийства или членовредительства; суицидальные мысли или угрозы; признаки физического или психического расстройства.

Кроме того, государство устанавливает высокие профессиональные стандарты среди военнослужащих и должно убеждаться в том, что военнослужащие соответствуют данным стандартам.

В деле нет никаких доказательств того, что уполномоченные лица вовремя заметили признаки психического расстройства у Бойченко и сделали всё, чтобы определить серьёзность его состояния и риск суицида.

ЕСПЧ также обратил внимание на недоказанность соблюдения применяемые требования в отношении психологического обследования вновь прибывших военнослужащих. По данным правительства, вновь прибывшие военнослужащие каждый месяц проходят различные тесты, в том числе для определения риска самоубийства. Однако правительство отказалось предоставить какую-либо подробную информацию о Сергее Бойченко, за исключением того, что он был признан годным для поступления в военную школу и что он прошел психологическое обследование 24 ноября 2005 года. Это даёт суду право исходить из того, что психологическое обследование проводилось лишь один раз.

Суд отмечает, что это расходится с требованиями отечественного законодательства, например, обязанность проводить психологическое обследование вновь прибывших военнослужащих в течение первого месяца после их прибытия, и впоследствии через регулярные промежутки времени, не говоря уже о ежемесячных, на которые указывает Правительство РФ.

Важно и достаточно для привлечения государства к ответственности в соответствии с этой статьей то, что разумные меры, которые не были приняты национальными властями, могли иметь реальную перспективу изменения результата или смягчения ущерба, считает ЕСПЧ. Следовательно, государство не выполнило свое позитивное обязательство принять надлежащие меры для защиты жизни сына заявителя.

Указал Суд и на неэффективное расследование по делу, т. к. участие заявителя и общественный контроль за расследованием не были обеспечены, а следственные действия в первую неделю после происшествия не проводились.

Таким образом, Суд пришёл к выводу, что имело место нарушение статьи 2 Конвенции в её материальной и процедурной частях. Заявителю присуждено 26 000 евро (2 157 974 рубля).

ЧИТАЙТЕ ДАЛЕЕ:

McDonald's, "ВКонтакте", Шнуров: история об исках о защите прав потребителей

Мужчина, по ошибке отсидевший 37 лет, требует правосудия

Суд оставил под стражей бизнесмена Темура Намоева после нападения на водителя "Газели"

Назад к списку


Комментарии