16+
ZASUDILI.RU
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
\ ЕСПЧ защитил право мужчин-полицейских на отпуск по уходу за ребёнком
ЕСПЧ защитил право мужчин-полицейских на отпуск по уходу за ребёнком

ЕСПЧ защитил право мужчин-полицейских на отпуск по уходу за ребёнком

09.07.2021

ЕСПЧ рассмотрел заявление полицейского, которому не был предоставлен отпуск по уходу за ребёнком. Заявитель работал сотрудником дорожной полиции в Сыктывкарском городском управлении внутренних дел. В его обязанности входило обеспечение безопасности дорожного движения, а также поддержание общественного порядка и борьба с преступлениями, связанными с дорожным движением. Никаких ограничений по признаку пола для занятия этой должности не существовало.

13 июля 2008 года жена заявителя родила сына.

По финансовым причинам, учитывая, что жена заявителя имела более высокую зарплату, чем он, они решили, что с апреля 2009 года заявитель должен взять отпуск по уходу за ребенком. 22 апреля 2009 года заявитель попросил у своего начальника отпуск по уходу за ребенком до 13 января 2010 года. Его просьба была отклонена, поскольку отпуск по уходу за ребенком может быть предоставлен полицейскому только в том случае, если его дети остаются без материнской опеки.

Позиции Судов

Заявитель оспорил отказ в Сыктывкарском городском суде, заявив, что имеет право на родительский отпуск, но суд отклонил иск заявителя. Он считал, что служба в полиции является особым видом государственной службы, которая обеспечивает охрану общественной безопасности и общественного порядка, и поэтому она осуществляется в общественных интересах. Лица, состоящие на такой службе, выполняют конституционно важные функции и поэтому имеют особый правовой статус. Следовательно, введение федеральным законодательным органом в соответствии с его дискреционными полномочиями ограничений прав и свобод лиц, служащих в полиции, само по себе не является несовместимым с Конституцией. При заключении контракта на службу в полиции заявитель добровольно выбрал профессиональную деятельность, которая повлекла, во-первых, ограничение его гражданских прав и свобод, присущих данному виду государственной службы, и, во-вторых, выполнение обязанностей по обеспечению охраны общественной безопасности и порядка. Соответственно, заявитель обязался соблюдать установленные законом требования, ограничивающие его права и свободы и налагающие на него особые общественные обязанности.

Суд установил, что сотрудники милиции имели право на отпуск по уходу за ребёнком только в случаях, когда они должны были воспитывать детей, оставшихся без материнской заботы, то есть в случае смерти матери, лишении родительских прав, длительного заболевания или других ситуаций, где детям не хватает материнской заботы.
Предоставляя в порядке исключения право на отпуск по уходу за ребенком женщинам, законодатель учитывает особую социальную роль женщин, связанную с материнством. Таким образом, отказ в предоставлении заявителю отпуска по уходу за ребенком не нарушал принципов равенства прав и свобод человека и равноправия мужчин и женщин.

10 августа 2009 года Верховный суд Республики Коми оставил решение суда в апелляционном порядке без изменения, признав его законным, обоснованным и обоснованным.

Тем временем 2 июля 2009 года заявитель перестал приходить на свое рабочее место. 24 августа 2009 года он был уволен со своего поста.

Заявитель обжаловал свое увольнение в Сыктывкарский городской суд, утверждая, в частности, что он перестал выходить на работу, поскольку считал, что имеет право на отпуск по уходу за ребенком.

26 февраля 2010 года Сыктывкарский городской суд отклонил его иск. Опираясь на решение суда от 6 июля 2009 года, оставленное в силе по апелляции 10 июля 2009 года. В августе 2009 года суд повторил, что заявитель не имел права на отпуск по уходу за ребенком. Таким образом, его увольнение за систематическое отсутствие на рабочем месте было законной дисциплинарной мерой.

8 апреля 2010 года Верховный суд Республики Коми оставил решение суда в апелляционном порядке без изменения, признав его законным, обоснованным и обоснованным.

Положение о службе в органах МВД РФ (до 1 января 2012 года) предусматривало, что сотрудники таких органов имеют право на отпуск по беременности и родам в соответствии с действующим законодательством (статья 45). Женщины, работающие в органах, осуществляющих материнское воспитание, а также мужчины, воспитывающие детей, оставшихся без попечения матери (в случае смерти матери, лишения родительских прав, длительной болезни или в иных ситуациях, когда дети остались без попечения матери), имеют право на социальные пособия, гарантированные законами и иными правовыми актами таким категориям населения Российской Федерации (статья 54).

ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 14 КОНВЕНЦИИ В СОЧЕТАНИИ СО СТАТЬЕЙ 8

Заявитель жаловался что отказ в предоставлении ему отпуска по уходу за ребенком приравнивается к дискриминации по признаку пола. Они опирались на статью 14 Конвенции, взятую в совокупности со статьей 8 Конвенции. Соответствующие положения гласят следующее:

Статья 8

1. Каждый имеет право на уважение своей частной и семейной жизни, своего жилища и своей корреспонденции.

2. Вмешательство государственной власти в осуществление этого права не допускается, за исключением случаев, предусмотренных законом и необходимых в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, общественной безопасности или экономического благополучия страны, в целях предупреждения беспорядков или преступлений, охраны здоровья или нравственности, защиты прав и свобод других лиц.

Статья 14

Пользование правами и свободами, изложенными в настоящей Конвенции, обеспечивается без какой-либо дискриминации по признаку пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальному меньшинству, имущественного положения, рождения или иного положения.

Правительство утверждало, что не существует никаких ограничений по признаку пола для занятия должностей, занимаемых заявителями: эти должности могут занимать женщины-полицейские при условии, что они физически пригодны для службы. Однако женщины-полицейские составляли меньшинство, составляя 21,1% от общей численности полиции. Таким образом, предоставление мужчинам-полицейским права на отпуск по уходу за ребенком наравне с женщинами-полицейскими приведет к значительному сокращению числа сотрудников полиции, достаточно физически подготовленных для поддержания общественного порядка и ареста правонарушителей.

Правительство далее утверждало, что сотрудники полиции имеют особый статус, поскольку их задачей является защита жизни, здоровья, имущества и прав граждан, а также интересов общества и государства от преступных посягательств. Выбор полицейской карьеры был добровольным, и, подписывая контракт на полицейскую службу и принимая присягу на верность, полицейские принимали правовые положения, налагающие на них особые обязанности и ограничения. Эти особые обязанности и ограничения были оправданы их особым статусом и требованиями полицейской службы, направленной на защиту важных интересов граждан, общества и государства. Поэтому они не были равнозначны дискриминации.

Мнение ЕСПЧ

Суд установил, что статья 14, взятая вместе со статьей 8, применима к отпуску по уходу за ребенком. Соответственно, если государство решило создать систему отпуска по уходу за ребенком, оно должно было сделать это таким образом, чтобы это было совместимо со статьей 14 Конвенции.

Суд также установил, что в отношении отпуска по уходу за ребенком и пособий по уходу за ребенком мужчины находятся в сопоставимом положении с женщинами. Действительно, в отличие от отпуска по беременности и родам, который предназначался для того, чтобы женщина могла оправиться от родов и кормить грудью своего ребенка, если она того пожелает, отпуск по уходу за ребенком и пособия по уходу за ребенком относились к последующему периоду и предназначались для того, чтобы заинтересованный родитель мог оставаться дома и лично ухаживать за ребенком. Сознавая различия, которые могут существовать между матерью и отцом в их отношениях с ребенком, Суд пришел к выводу, что в отношении роли заботы о ребенке в период, соответствующий отпуску по уходу за ребенком, мужчины и женщины находятся в одинаковом положении.

Из вышеизложенного следует, что для целей предоставления отпуска по уходу за ребенком заявители, полицейские, находились в аналогичном положении с женщинами-полицейскими.

Европейский Суд повторяет, во-первых, что гендерные стереотипы, такие как восприятие женщин в качестве основных опекунов детей и мужчин в качестве основных кормильцев, не могут рассматриваться как достаточное оправдание различий в обращении между мужчинами и женщинами в отношении права на отпуск по уходу за ребенком. Этот вывод относится как к полицейскому, так и к военному персоналу.

Что касается аргумента о том, что при подписании контракта на полицейскую службу полицейские принимают ограничения на свои права, предусмотренные законом, то он по существу сводится к иску об отказе. Европейский Суд уже установил, что ввиду фундаментальной важности запрета дискриминации по признаку пола отказ от права не подвергаться дискриминации по таким признакам не может быть принят, поскольку это противоречило бы важным общественным интересам.

Кроме того, Конституционный суд ссылался на особый статус полиции для обоснования ограничения прав сотрудников полиции, включая их право на отпуск по уходу за ребенком.

Европейский Суд признает, что поддержание оперативной эффективности полиции является законной целью, которая может оправдывать определенные ограничения прав сотрудников полиции. Однако это не может оправдать различия в обращении между мужчинами и женщинами среди сотрудников полиции.

Европейский Суд принимает к сведению в этой связи ссылку Конституционного Суда на статью 1 Конвенции МОТ № 111 о дискриминации в области занятости и занятий, согласно которой любое различие, исключение или предпочтение в отношении конкретной работы, основанное на присущих ей требованиях, не считается дискриминацией. Однако она не убеждена в том, что исключение из права на отпуск по уходу за ребенком в данном случае можно рассматривать как основанное на неотъемлемом требовании полицейской службы.

Самое главное, отказывая в предоставлении отпуска по уходу за ребенком каждому из четырех заявителей, национальные власти не ссылались ни на какие обстоятельства, свидетельствующие о том, что их временный уход в отпуск по уходу за ребенком подорвет оперативную эффективность полиции. В связи с этим власти не смогли обеспечить какой-либо баланс между законной заинтересованностью в обеспечении оперативной эффективности полиции, с одной стороны, и правом заявителей не подвергаться дискриминации по признаку пола в отношении доступа к родительскому отпуску, с другой стороны.

С учетом вышеизложенного Суд считает, что различие в обращении между полицейскими и женщинами-полицейскими в отношении права на отпуск по уходу за ребенком нельзя считать разумным и объективно обоснованным. Между законной целью поддержания оперативной эффективности полиции и оспариваемым различием в обращении не существует разумной пропорциональной связи. Таким образом, Суд приходит к выводу, что это различие в обращении, жертвами которого стали заявители, равносильно дискриминации по признаку пола.

По этим причинам суд, единогласно постановляет, что имело место нарушение статьи 14 конвенции в совокупности со статьей 8 Конвенции.

ЧИТАЙТЕ ДАЛЕЕ:

В России нецензурную брань квалифицировали как сексуальное домогательство

Адвокат, выступившая посредником в передаче взятки судье, приговорена к семи годам

Сыну экс-судьи и его другу дали по 14,5 лет тюрьмы за смерть биатлониста

Назад к списку


Комментарии