На прошлой неделе сайт Московского городского суда пополнился новым сообщением от руководителя пресс-службы Анны Усачевой.
"/>
16+
ZASUDILI.RU
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
\ Сколько стоит смена мнений?
Сколько стоит смена мнений?

Сколько стоит смена мнений?

30.12.2011  1

На прошлой неделе сайт Московского городского суда пополнился новым сообщением от руководителя пресс-службы Анны Усачевой, в котором бывшая журналистка с любовью описывает работу в Мосгорсуде и жалуется на осуждения «неквалифицированных» критиков деятельности судей.

Более того – Усачева говорит своим читателям о несправедливости таких стереотипов как «Мосгорштамп» и «басманное правосудие», но, обо всем по порядку.

Начать хотелось бы с того, что Анна Усачева некогда занимала должность журналиста в газете «Газета» и писала острые, злободневные материалы на тему коррумпированности Мосгорсуда и диктатуры его главы Ольги Егоровой.

Кстати, найти в Интернете биографию Анны Алексеевны оказалось не так-то просто – спасла колонка Андрея Лошака. Вот что пишет о превращении журналистки в руководителя пресс-службы Мосгорсуда он: «Анна Усачева сделала свой выбор в 2004 году. Меликов называет ее «перебежчицей». Девушка работала тогда в газете «Газета» и писала острые материалы как раз на тему «обвинительного уклона» в московских судах. Тогда шла борьба Меликова и Ольги Кудешкиной с диктатом Егоровой, и журналистка активно поддерживала бунтарей. Как-то она брала интервью у Ольги Егоровой. Вошла в кабинет журналисткой, бичующей пороки судебной системы, а вышла — пресс-секретарем Мосгорсуда. Выбор, возможно, не для всех приемлемый, но, думаю, всем без исключения понятный».

И действительно, все понятно. Только хочется спросить мне госпожу Усачеву – сколько? Сколько стоит такая разительная перемена во взглядах? Ведь теперь, будучи одним из элементов столичного правосудия (ведь без своего представителя в прессе сейчас никуда), Анна Усачева считает, что «без поддержки Председателя Московского городского суда Ольги Егоровой столичная Фемида никогда не вышла бы на уровень такой открытости».

Вот оно что, оказывается. Правосудие-то у нас открытое и честное, справедливое и непредвзятое, нисколечки не коррумпированное и абсолютно независимое. Скажите это, уважаемая Анна, Станиславу Канкии, который сидит в СИЗО и теряет последние остатки здоровья, скажите это родственникам Сергея Магнитского и Натальи Александриной, скажите это дочери Ходорковского, которая не видит отца, потому что он поделился сигаретами с сокамерником.

И мне почему-то кажется, что все эти люди и тысячи других, столкнувшихся с российской фемидой граждан, не поддержат вас в вере в справедливость и столь открытой любви к судейскому сообществу. 

Конечно, мне, «непрофессиональному» критику правосудия, не стоит строить «свои выводы относительно коррумпированности и предвзятости российской Фемиды» и выносить «приговор всему отечественному правосудию».

Однако же, если обычный, неискушенный различными подробностями некачественного и «неправосудного правосудия» (уж простите за такую тавтологию) человек может сказать вам, что деятельность судей оставляет желать лучшего, то о каких «неквалифицированных» экспертах может идти речь? Если человек видит нарушение своих прав и осознает свою беспомощность перед этой машиной, то о чем вообще может идти речь?

Не могу не отметить стиль материала «острой на язык» Анны Усачевой – стилю ставлю «отлично», даже с плюсом. И обилие метафор, и точные ироничные сравнения, и превосходный язык.

Однако, если рассматривать текст Анны Усачевой с журналисткой точки зрения, то выходит небольшая оплошность со стороны главы пресс-службы Мосгорсуда – уж слишком однобокая статья у вас вышла, Анна.

В пятистраничном тексте нет ни одной строчки о том, что судьи все-таки не идеалы и у них есть изъяны. Ни одного словечка о Эдуарде Солдатове, о Елене Сташиной, о Александре Блинове, о Ирине Глебовой, о Дмитрии Новикове, о Викторе Данилкине – и это только растиражированные имена.

Зато ненавистью к журналистам материал так и пышет.

«Судебным репортером сегодня себя называет каждый, кто по заданию редакции переступил порог суда. Отсюда «ляпы» в материалах: кассационную жалобу автор не задумываясь называет конституционной – это для него не имеет никакого значения. И мы учим судей уважать эту авторскую позицию, прислушиваться к мнению таких журналистов…»

Данный пример обеспечил мне приступ истерического хохота, хоть я и отдаю себе отчет, что это преувеличение Анна Алексеевна употребила для большей выразительности. Не стоит стричь всех под одну гребенку, Анна. Уж слишком это непрофессионально.


После истории, найденной мной, о превращении Анны Усачевой из журналиста в пресс-секретаря я часто задумывалась – что заставит меня променять интересную работу на перекладывание бумажек и написание сухих пресс-релизов? И, не поверите, теперь – ничто.

Глядя на такое, хочется рвать на себе рубаху и кричать на весь мир о фактах, которые опровергают такую красивую и ладную речь Усачевой. Но делать это не буду, чтобы не стать «агрессивным критиканом», который только и умеет, что ругать нашу распрекрасную судебную систему. Ведь так вы оцениваете всех журналистов, пытающихся хоть что-то рассказать, Анна?

                                                                                                                           Валентина Таранина

 

 

 

Назад к списку


Комментарии

Галина Верхорубова
   Галина Верхорубова
Я хочу чтобы Анна Усачева сидела на тех же нарах, что и другие преступники! Надеюсь - это совершится!
НЕ ЗАБУДЕМ, НЕ ПРОСТИМ!