Представляем Вашему вниманию материал, посвященный вопросам реализации принципа публичности при оглашении судебных актов. Автором является эксперт Института развития свободы информации Михаил Поздняков. "/>
16+
ZASUDILI.RU
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
\ Реализация принципа публичности (гласности) при оглашении судебного акта
Реализация принципа публичности (гласности) при оглашении судебного акта

Реализация принципа публичности (гласности) при оглашении судебного акта

28.10.2011

Оглашение судебного акта как процессуальное действие

Оценивая практику применения Федерального закона от 22 декабря 2008 года N 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» (далее ФЗ-262), следует отметить, что одной из особенностей его правоприменения является феномен разобщения (атомизации) юридического пространства. Сегодня происходит распад на автономные модули не только отраслей права, что имеет под собой хоть какое-то рациональное обоснование, но также наблюдается тенденция выстраивания вокруг каждого значимого нормативного акта собственной системы понятий с отрицанием ранее наработанного багажа. Таким образом, происходит разрушение системности законодательства, и об отрицательных последствиях данной тенденции говорилось уже достаточно. Основным негативным следствием нарастания бессистемности законодательства являются трудности при разрешении возникающих коллизий. Разрешение этих коллизий лежит как раз в области выстраивания гармоничной иерархии юридических понятий. Восстановление логики юридического пространства выступает центральным условием в стабилизации правоприменительной деятельности ФЗ-262.

Центральной проблемой в реализации положений ФЗ-262 стала тема персональных данных, которая деформировала практику вплоть до утраты смысла. Напомним, что в ходе доработки законопроекта, ставшего впоследствии ФЗ-262, осью дискуссии выступила идея о защите персональных данных. Можно даже применить метафору о том, что корабль гласности правосудия разбился о скалы персональных данных.

С формально юридической позиции не имеется оснований для распространения положений ФЗ «О персональных данных» на отношения, возникающие при предоставлении доступа к информации о деятельности судов (п. 5 ч. 2 ст. 1 Федерального закона «О персональных данных»).

Однако сегодня правоприменительная практика выстраивается в отрицании системного толкования законодательства. Можно даже сказать, что имеет место попытка отрицания права конкретных исполнителей самостоятельно толковать положения закона. Иначе не объяснить того факта, что в отношении порядка размещения судебных актов в сети «Интернет» был разработан подробнейший Регламент, изменяющий нормы закона. Специфика судебного делопроизводства такова, что предполагает чёткую регламентацию основных этапов по времени исполнения и по уровням ответственности. Однако проблема в том, что стиль имеющихся Регламентов1 полностью соответствует логике создания автономных правовых регламентаций. В указанных регламентах представлена не только детализация вопросов внутреннего делопроизводства (что является абсолютно нормальным), но происходит создание новых норм. Особенностью является то, что эти Регламенты утверждаются Президиумом Совета судей России, и, учитывая авторитет данного органа, на исполнителей (судьей и работников аппаратов судов) возложена обязанность руководствоваться в первую очередь Регламентом, а не законом. В части, в которой Регламент противоречит закону, исполнители вынуждены руководствоваться Регламентом.

Можно констатировать, что Регламент представляет собой особый вид нормативного акта, который по юридической силе и обязательности для людей, работающих в судебной системе, более значим, нежели положения нормативных актов, обладающих большей юридической силой (федеральные законы). Эту особенность ни в коем случае не следует толковать как непрофессионализм, проблема глубже. Распад единого правового пространства России это уже состоявшийся факт. Анализ положений регламентов позволяет прийти к выводу, что эти положения автономны, а не выводятся из закона. Подтверждением этого является тот факт, что только первая версия регламента была разработана до изменений ФЗ «О персональных данных» от 28.06.2010, когда было исключено его распространение на ФЗ-2622.

В том случае если закон был бы доминантой, все последующие версии Регламента не содержали бы в себе описание процедуры деперсонализации, а положения ч. 3 ст. 15 ФЗ-262, согласно которой «в целях обеспечения безопасности участников судебного процесса из указанных актов исключаются персональные данные…», рассматривали бы как недоработку законодателя. Но этого не произошло. Напротив, все последующие версии Регламентов только детализировали уже взятое направление на исключение персональных данных.

Практика применения ФЗ-262 создала достаточно аргументов для более глубокого осмысления принципа публичности. В первую очередь речь идёт о возникновении коллизий с общепризнанными принципами публичного оглашения судебного акта. Сам факт публичного оглашения судебного акта в открытом судебном заседании ставит под сомнение процедуру деперсонализации текстов, выкладываемых в интернете.

Предмет настоящего исследования предполагает анализ условий оглашения судебных актов, вынесенных в открытом судебном заседании. Судебные акты, вынесенные в ходе закрытого судебного разбирательства, не могут быть размещены в открытом доступе в общем порядке, без каких-либо оговорок. Это проистекает из самой сущности процессуальных принципов, а также из положений ст. 15 ФЗ-262, в которых без прямой ссылки на процессуальные нормы воспроизведены все ограничения, связанные с проведением закрытого судебного разбирательства.

Приступая к рассмотрению вопросов, связанных с оглашением судебного акта и гарантиями для участников процесса, следует исходить из той позиции, что уже существует общая теоретическая формула данного положения, которая по-разному закреплена в законодательстве и раскрывается в научных исследованиях и актах судебного толкования (в первую очередь речь идёт о правовых позициях Европейского суда по правам человека). Национальное процессуальное законодательство по-разному закрепляет вопросы оглашения судебного акта.

Уголовное судопроизводство

В уголовном процессе закреплено обязательное устное провозглашение судебного акта. Согласно ч. 7 ст. 241 УПК РФ: Приговор суда провозглашается в открытом судебном заседании. В случае рассмотрения уголовного дела в закрытом судебном заседании на основании определения или постановления суда могут оглашаться только вводная и резолютивная части приговора.

Данная норма детализирована ст. 310 УПК РФ «Провозглашение приговора».

По всем уголовным делам, вынесенным в открытом судебном заседании, происходит полное оглашение судебного акта без ограничений доступа любых заинтересованных лиц в зал судебного заседания. Согласно ч. 1 ст. 15 ФЗ-262 размещение приговоров в сети «Интернет» предусматривается после их вступления в законную силу.

Таким образом, действующее законодательство не содержит каких-либо ограничений на ознакомление любых заинтересованных лиц с приговором, вынесенным в открытом судебном заседании. В соединении с положениями п. 5 ч. 2 ст. 1 Федерального закона «О персональных данных» это означает, что не имеется каких-либо разумных оснований для деперсонализации содержания приговоров, публикуемых в сети «Интернет».

Вместе с этим учитывая, что размещение приговоров в сети «Интернет» происходит во многом ради информирования заинтересованных граждан о судебной практике, не представляет никакого смысла указание места жительства осужденного/оправданного. Вся же остальная информация, включая биографические данные и особенно обстоятельства совершенного преступления, а в случае оправдания – обстоятельства предъявленного обвинения, – должна быть доступна в сети «Интернет». Изъятие же информации из мотивировочной части представляется необоснованным ограничением принципа публичности судебного разбирательства.

Надо отметить, что именно таким образом и складывалась практика до принятия ФЗ-262. Суды (включая Верховный Суд РФ), которые разработали и внедрили информационное обеспечение, позволяющее размещать на официальном сайте судебные акты, удаляли только подробные биографические данные, оставляя такие значимые для уголовного судопроизводства характеристики как наличие малолетних детей, род занятий и др. После принятия ФЗ-262, произошло удаление этих банков данных, которые стали доступны в деперсонализированном виде. Предложенный законодателем подход о размещении приговоров только после их вступления в законную силу представляется разумным, так как сам факт привлечения к уголовной ответственности содержит в себе множество потенциальных ограничений для обвиняемого, которые не могут действовать до прохождения всех стадий обжалования.

Можно констатировать, что сложившаяся правоприменительная практика о размещении судебных актов, вынесенных по уголовным делам в открытом судебном заседании, имеет неопределенность в отношении необоснованного сужения принципа публичности. Неограниченный доступ в зал судебного заседания по указанной категории дел, предполагает отсутствие купюр в описательно-мотивировочной части приговора, при размещении приговора в сети «Интернет».

Административное судопроизводство

В административном судопроизводстве правоотношения связанные с оглашением судебного акта во многом идентичны уголовному процессу. Согласно ч. 1 ст. 30.8 КоАП РФ решение по жалобе на постановление по делу об административном правонарушении оглашается немедленно после его вынесения.

Также следует учитывать, что ФЗ-262 содержит минимальное число ограничений в отношении судебных актов, вынесенных в ходе административного судопроизводства. Кроме того, наблюдается такой феномен как отказ от процедуры деперсонализации при размещении судебных актов в сети «Интернет», который в наибольшей степени проявляется при размещении судебных актов по административным делам и уже достигает 13%, с тенденцией к росту. Специфика оформления данного вида процессуальных документов такова, что в сравнении с уголовным судопроизводством, там отсутствует подробная информация о лице, привлекаемом к ответственности. Поэтому меньше оснований для постановки вопроса об изъятии какой-либо информации.

Можно констатировать, что административное судопроизводство содержит наименьший объем проблемных вопросов связанных с реализацией положений ФЗ-262. Теоретический аспект идентичен уголовному судопроизводству, а практика демонстрирует нарастание феномена отказа от деперсонализации.

Гражданское судопроизводство

Гражданское судопроизводство, в рамах которого рассматривается львиная доля всех дел, представляет более сложную юридическую коллизию. Хотя и в гражданском судопроизводстве установлен феномен отказа от деперсонализации: по итогу годичного применения ФЗ-262 уровень отказов составляет 8%, с тенденцией к увеличению, однако остается сложный теоретический вопрос, требующий подробного рассмотрения.

Суть данного вопроса сводится к тому, что в целях процессуальной экономии в ГПК РФ введена норма (ч. 1 ст. 193 ГПК РФ), согласно которой допускается оглашение только резолютивной части судебного акта, с последующим изготовлением мотивировочной части3. В рамках настоящего исследования не имеет значения то, что зачастую реальные сроки изготовления судебного акта расходятся с установленным законом пятидневным сроком. Гораздо значимее иной факт – а именно то, что в результате подобной процедуры происходит трансформация принципа публичности судебного разбирательства. Ведь как верно отмечает Приходько И.А.:

«Объявление содержания решения непосредственно после его вынесения из общего правила (ч. 1 ст. 193 ГПК и ч. 1 ст. 176 АПК) ныне превратилось в редчайшее исключение. Напротив, повсеместно принятым является объявление только резолютивной части решения4».

Введение правила об оглашении только резолютивной части судебного акта, с последующим изготовлением мотивировочной части, является объективной необходимостью, что подтверждается распространением данного механизма во множестве национальных правовых систем. В результате публичность оглашения судебного акта сводится к праву ознакомления с полным текстом судебного акта. Естественно это ставит вопрос о реализации принципа публичности.

Европейский суд по правам человека рассматривал этот аспект и констатировал, что устное оглашение судебных актов не является единственной формой реализации принципа публичности5. В результате толкования дано различение таких понятий как «публичное объявление» и «публичное оглашение». Публичное устное оглашение судебного акта не истолковывается Европейским судом по правам человека как единственно возможная реализация принципа публичности (гласности). Акцент сделан на то, что решение должно быть публичным, а способы достижения этой публичности могут различаться. Подытоживая раздел, в котором разбирался вопрос о публичности оглашения, Европейский суд по правам человека сформулировал следующую позицию:

По мнению Суда, цель, преследуемая статьей 6 п. 1, в этом контексте – а именно обеспечить публичный контроль за судебной властью и тем самым гарантировать справедливое судебное разбирательство – вполне достигается … путём депонирования решения; это делает общедоступным его полный текст в той же мере, как и публичное его оглашение, тем более что последнее нередко ограничивается только постановляющей частью
(Постановление Европейского суда по правам человека от 08.12.1983 «Претто (Pretto) и другие против Италии» пункт 27 абзац 5).

Таким образом, была сформулирована позиция о том, что публичное объявление судебных актов может осуществляться посредством:

  • Вручения копий судебного акта лицам, участвующим в деле.
  • Устного оглашения судебного акта в открытом судебном заседании;
  • Депонированием судебного акта в канцелярии или архиве суда с обеспечением возможности доступа к нему заинтересованных лиц;
  • Опубликованием судебного акта, как в бумажном, так и в электронном виде.

Очевидно, что данное толкование дополняет положение ч. 1 ст. 193 ГПК РФ о возможности оглашения только резолютивной части судебного акта, с последующим изготовлением мотивировочной части. Создание технической возможности размещения судебных актов в сети «Интернет» гармонично дополняет действующее законодательство. В условиях массовой практики, когда в силу большой загруженности судов, как правило, не происходит оглашение итогового судебного акта, размещение в сети «Интернет» является оптимальным решением.

В этом заключается важное отличие особенности реализации положений ФЗ-262 по гражданским делам от уголовного и административного судопроизводств, где положения закона о размещении судебных актов в сети интернет являются дополнением принципа публичности (гласности) судебного разбирательства. С учётом указанных правовых позиций, есть все основания к тому, чтобы положения ФЗ-262, предполагающие размещение судебных актов в сети «Интернет», рассматривались, как оптимальное дополнение положений процессуального законодательства. Размещение судебных актов, вынесенных в порядке гражданского судопроизводства, повлечет за собой полную реализацию принципа гласности. Очевидно, что при такой постановке вопроса неприемлемо какое-либо искажение информации, в том числе в виде деперсонализации.

Надо подчеркнуть, что сейчас речь идёт только о тех делах, которые не попадают под категорию рассматриваемых в закрытом судебном заседании. В настоящий момент можно констатировать, что реализация положений ФЗ-262 (в части размещения полных текстов судебных актов по гражданским делам) является необходимым шагом, который позволяет реализовать принцип публичности (гласности) судебного разбирательства.

1 Всего уж опубликовано четыре версии Регламентов по размещению судами общей юрисдикции судебных актов в сети интернет:
1. Постановление Президиума Совета судей РФ от 17.05.2010 N 225 «Об утверждении Временного регламента организации размещения сведений о находящихся в суде делах и текстов судебных актов в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» на официальном сайте суда общей юрисдикции»;
2. Редакция этого же Регламента от 05.08.2011 Постановления Президиума Совета судей РФ от 05.08.2010 N 234;
3. Постановление Президиума Совета судей РФ от 27.01.2011 N 253 «Об утверждении Регламента организации размещения сведений о находящихся в суде делах и текстов судебных актов в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» на официальном сайте суда общей юрисдикции»;
4. Новая редакция Регламента от 24.03.2011 (Постановление Президиума Совета судей РФ от 24.03.2011 N 259).

2 Согласно п. 5 ч. 2 ст. 1 Федерального закона «О персональных данных» его действие не распространяется на отношения, возникающие при предоставлении уполномоченными органами информации о деятельности судов в Российской Федерации в соответствии с Федеральным законом от 22 декабря 2008 года N 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации».

3 Статья 193. Объявление решения суда
1. После принятия и подписания решения суд возвращается в зал заседания, где председательствующий или один из судей объявляет решение суда. Затем председательствующий устно разъясняет содержание решения суда, порядок и срок его обжалования.
2. При объявлении только резолютивной части решения суда председательствующий обязан разъяснить, когда лица, участвующие в деле, их представители могут ознакомиться с мотивированным решением суда.

4 Приходько И.А Доступность правосудия в арбитражном и гражданском процессе: основные проблемы Издательство юридического факультета С.-Петербургского государственного университета”, 2005 / СПС Консультант плюс Абзац 4220.

5 Постановления Европейского суда по правам человека от 8 декабря 1983 г. / Европейский Суд по правам человека. Избранные решения. М.: Норма, 2000. Т. 1. С. 430 – 437.



Назад к списку


Комментарии