16+
ZASUDILI.RU
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
\ Своими словами: Владимир Зимин
Своими словами: Владимир Зимин

Своими словами: Владимир Зимин

16.05.2014

ZASUDILI.RU представляет нового героя рубрики «Своими словами». Здесь люди, имеющие отношение к юридическому сообществу, высказывают свое мнение о судебной системе и обо всем, что их волнует. 

Владимир Петрович Зимин родился в г. Самаре. Выпускник юридического факультета МГУ. После окончания института проходил службу в органах прокуратуры, был следователем, старшим следователем, следователем по особо важным делам, заместителем спецпрокурора г. Москвы, затем его назначили старшим прокурором центрального аппарата Генеральный прокуратуры РФ.

С 2000 г. по настоящее время – судья Московского областного суда.

_______________________________________

Опыт, полученный мной в прокуратуре, очень помогает. Но никакого обвинительного уклона или связанности с моим прошлым не было никогда. 

О подсудимых

Прежде чем признать человека виновным, я должен убедиться, что он таковым является. До этого момента считать его мерзавцем я не имею права. Некоторые шансы, что в итоге он все-таки окажется жертвой следственной ошибки, есть всегда.

Бывает, что подсудимые ведут себя по-хамски, в таком случае удаляю из зала суда. Но такое происходит обычно в конце судебного следствия, когда подсудимый видит, что все кончено, доказательства бесспорны, и ему не уйти от возмездия. Вот тогда-то и сбрасываются все маски.

Что касается жалости — однажды мне стало жаль... Нет, не преступника — скорее, того, что он, имея блестящие организаторские и актерские способности, не направил их в благое русло. Из него мог бы получиться прекрасный сотрудник органов.

О приговорах

Сожалеть можно лишь тогда, когда ты при принятии своего решения покривил душой и вступил в конфликт с собственной совестью. Или когда ты не сделал того, что был обязан сделать. Я стараюсь до этого не доводить и не принимать решений, в которых я не уверен. 

Две трети дел рассматривается у нас при особом порядке — при полном признании подсудимым вины. Откуда здесь взяться оправдательным приговорам? В этой связи 1% оправдательных приговоров — цифра лукавая. Вот если бы, как при англосаксонской модели, у нас все начиналось с суда — прокуроры добирали по ходу процесса новые доказательства, и в это же время проводилось параллельное адвокатское расследование, — оправдательных приговоров было бы намного больше.

Читать приговоры – это очень тяжело, крайне выматывает. Мы часто разбиваем оглашение на несколько этапов: объявляем перерывы. Но пока закон другого не позволяет.

О смертной казни

При сегодняшнем уровне следствия и уголовного розыска выносить приговор к реальной смертной казни было бы страшно… В мирное время смертной казни быть не должно. Пусть будет пожизненное лишение свободы — так спокойнее даже при полной уверенности, что в данном деле ты не допустил ошибки и принял единственно возможное решение.

О судьях

Нормальные судьи-криминалисты — это не звезды, а чернорабочие, защищающие наше общество от крайних проявлений уголовной преступности. Я себя ощущаю не орудием возмездия, а человеком, нанятым обществом для того, чтобы отличить овец от козлищ. Чтобы наказать виновных, не допуская наказания невиновных.

Формально судья — это вершина юридической лестницы. Да — статус, да — неприкосновенность, да — «ваша честь»! Но фактически ведь у нас вновь назначенный судья получает меньше, чем лейтенант полиции. 

О суде присяжных

Вводную беседу с присяжными я всегда начинаю такими словами: «Уважаемые присяжные! Ради бога, забудьте про все то, что вы видели в телевизионных шоу о суде! Здесь все будет намного проще, грубее и без тех заумных выкрутасов, которые показывают по телевизору».

Не работает у нас отбор! По двум процессам о бандитизме мы не можем набрать заседателей уже год. Правда, это особенность Московской области. Мы как бублик, а посередине дырка — Москва. 

Думаю, суд присяжных в России в современном его виде нужно заменить на суд шеффенов (народных представителей) — депутатов нижнего муниципального уровня.


Назад к списку


Комментарии