16+
ZASUDILI.RU
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
\ Судейский произвол? История о ненужных доказательствах и поразительных выводах суда
Судейский произвол? История о ненужных доказательствах и поразительных выводах суда

Судейский произвол? История о ненужных доказательствах и поразительных выводах суда

06.09.2021

Судебные споры, связанные с переходом недвижимости от одного лица к другому, редко разрешаются без хотя бы малейших проблем. Это связано как с желанием сторон присвоить как можно бОльшую часть спорного имущества, так и с высокой вероятностью ошибки специалиста. Однако ситуация в разы усложняется, если эти ошибки допущены рассматривающими дело судьями.

В одном из таких споров решался вопрос о признании договоров купли-продажи недвижимости обществом «Маграв»-2 у общества «Маграв»-1.

Фабула дела

ООО «Маграв»-1 было учреждено в 1992 году Магсумовым Равилем Замильевичем. В 1996 году Равиль Замильевич женился на Магсумовой Индире Незитовне, а ещё через десять лет женщина вошла в состав участником общества, в связи с чем размер долей супругов составил 50% на каждого участника. Генеральным директором данного общества являлся Магсумов. За время деятельности компанией была приобретена земля, на которой в дальнейшем возведено здание. Право собственности на помещение было признано за обществом «Маграв»-1.

В 2010 году супруги заключили важный документ — брачный договор, согласно которому в случае расторжения брака Общество «Маграв»-1 с принадлежащим ему имуществом переходит в личную собственность Индире Незитовне.

Время шло, отношения между супругами ухудшились, что и привело их к решению о разводе. Несмотря на то, что Магсумов вышел из состава участников общества и не принимал участия в его делах, формально он продолжал занимать должность Генерального Директора. Тем не менее, развитием компании занималась Магсумова.

Через несколько лет Индира Незитовна узнала, что приобретенные склад, земельный участок и построенное на нём здание, находившиеся в собственности общества, теперь принадлежат ООО «Маграв»-2, зарегистрированному по тому же адресу и отличающемуся лишь ОГРН. Единственным участником и директором общества, конечно, являлся Равиль Замильевич. Известно, что на момент создания второго общества учредителями также являлись работники «Маграв»-1, а именно экономист и главный бухгалтер.

Как пояснила, Магсумова И.Н, в 2019 году она узнала о том, что в результате действий генерального директора Общества «Маграв»-1 Магсумова Р.З. и аналогичных действий ряда других работников Общества, совершённых под влиянием её бывшего супруга, весь существующий бизнес, финансовые активы и большая часть кадрового состава Общества «Маграв»-1, в тайне от истца выведены в Общество «Маграв»-2, в связи с чем, деятельность Общества «Маграв»-1 фактически парализована, а значительная часть документов (отчетность и др.) пропала. Тогда, намереваясь добиться справедливости, Магсумова обратилась в правоохранительные органы, с заявлениями о привлечении виновных к уголовной ответственности, а затем с исковым заявлением в суд.

Самый справедливый суд в мире

Арбитражный суд Московской области принял решение отказать в удовлетворении исковых требований в полном объёме. Такое решение было основано на следующих выводах:

  1. Решения о заключении сделок принимались в присутствии Магсумовой, что подтверждается её подписью;

  2. Магсумовой нарушен срок исковой давности для обращения в суд с требованиями об оспаривании договоров купли-продажи.

Вот только все выводы суда разбиваются либо об результаты судебной экспертизы, либо об законы логики.

(Не)нужная экспертиза

Стоит начать с подложных документов, которые из одному суду ведомых соображений были приняты в качестве доказательств. Речь идёт о протоколе, содержащем согласие Магсумовой на отчуждение объектов недвижимости.

Судья Морозова Елена Анатольевна хотела назначить техническую экспертизу по делу, однако экспертиза была проведена в рамках уголовного дела по ст. 159.4 УК РФ, возбуждённого по факту хищения объекта недвижимости. Данный объект недвижимости является предметом преступного посягательства, где Магсумова признана потерпевшей.

Суд в течении 4-х месяцев ждал проведение экспертизы следственными органами, приобщил их в материалы дела, но не отразил выводов эксперта в своем решении.

Так или иначе, ФБУ Российский Федеральный центр судебной экспертизы при Министерстве юстиции РФ провёл экспертизу, которой была установлена подложность протокола. Эксперт сделал выводы о том, что первые и вторые листы двух экземпляров протокола не являются единым документом (каждый протокол по отдельности) и ранее скреплялись с другими листами. Так, в исследовании указано следующее:

«- штрихи печатного текста, имеющегося на первых листах и вторых листах протоколов № 1 и № 2 различаются по морфологии штрихов знаков печатного текста (характер оплавления микрочастиц, плотность распределения микрочастиц тонера

- различие по количеству отверстий, имеющихся в левом верхнем углу первого и второго листов протокола № 2

- различие по размеру и конфигурации отверстий от скоб степлера на первом и втором листе протокола № 1

- различие по характеру УФ-люминесценции первых и вторых листов протоколов № 1 и
№ 2.

В результате проведенного исследования, выявленные различающиеся признаки существенны и в своей совокупности достаточны для вывода о том, что первый и вторые листы протоколов распечатаны на бумаги разного производственного выпуска, и ранее не составляли единого целого (т.е. каждый протокол в отдельности, не является единым документом).»

Наконец, полное заключение получено, изучено судьёй и… не принято в качестве доказательств. Более того, результат экспертного заключения даже не упомянут в вынесенном судом решении. Возникает закономерный вопрос: для чего проводилась столь серьёзная экспертиза?

Суд всё же принял протокол в качестве доказательства легальности сделки. При этом и материалы дела подтверждают, и ответчики не опровергают тот факт, что собрание, на котором якобы и был подписан спорный документ, не проводилось. Таким образом, Магсумова не давала своё одобрение на совершение сделки.

Третья компания

Стоит обратить внимание также на позицию ответчика. Магсумов, выступая в суде, попытался убедить судью Елену Морозову в том, что помимо двух компаний «Маграв», одна из которых создана им же и является клоном первой, существует некий третий «Маграв». Но это не та компания, в которой истец трудилась с 1998 года и являлась единственным учредителем. Ни документально, ни каким-либо ещё образом Магсумова не имела отношения к этой третьей компании.

Нелогичность выводов вызывает массу вопросов  и подвергает сомнению законность и обоснованность решения.

Пропущен или нет?

Что касается пропуска срока исковой давности, то в соответствии с ч. 1 ст. 200 Гражданского кодекса РФ, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

Ранее мы обращали внимание на то, что формально Гендиректором компании оставался Магсумов. Данную должность Магсумова заняла лишь в 2019 году, когда все сделки уже были совершены. Кроме того, при прекращении полномочий экс-супруг истицы не передал обществу документацию, в том числе и договоры купли-продажи. Из этого следует, что до вступления Магсумовой на должность Генерального директора она не могла знать о совершённых сделках, т. е. срок не был пропущен.

Не стоит забывать и о том, что заявлять о пропуске исковой давности может только сторона, добросовестно исполнявшая свои хозяйственные и процессуальные обязательства. Но о какой добросовестности может идти речь, если вся информация о совершаемых сделках тщательно скрывалась?

Целесообразна ли сделка?

Есть в этом деле и другой интересный момент: в материалах дела отсутствуют доказательства экономической оправданности совершенной сделки. Напротив, ущерб, нанесённый обществу совершенными сделками, в ходе исследования определён величиной 65 946 000 рублей. Был ли смысл в совершении такой сделки? Не думаем.

Суд сделал вывод, что имущество было отчуждено с целью избежать налоговые санкции, но и здесь есть заминка. Дело в том, что, согласно Решению о привлечении общества к ответственности за совершение налогового правонарушения, суммарная сумма выплат составила 2 205 829,17 рублей. При этом в рамках сделки отчуждено имущество стоимостью 67 510 000 рублей, что несопоставимо с понесёнными потерями. Кстати, вывод суда копирует доводы ответчика, изложенные в отзыве ответчика ООО «Маграв»-2 на исковое заявление.

Несвоевременная публикация

Завершающим штрихом является и несвоевременная публикация оспариваемого решения. Решение было вынесено 04.06.2021 года и не направлялось в адрес сторон. Документ был опубликован в системе «Мой Арбитр» лишь 27.07.2021 года, когда срок подачи апелляционной жалобы уже истёк. В ответ на поданный запрос о предоставлении информации, Пресс-секретарь суда сообщил, что несвоевременная публикация текста оспариваемого решения на сайте «Картотека арбитражных дел» произошла по причине технического сбоя со стороны обслуживающей организации. Несомненно, это должно стать уважительной причиной для восстановления пропущенного срока. Теперь же остаётся ждать и надеяться, что при рассмотрении апелляционной жалобы суд досконально изучит все доказательства и доводы и примет взвешенное, законное решение.

ЧИТАЙТЕ ДАЛЕЕ:

Классическая литература спасла студента из Великобритании от тюрьмы

Опубликовано особое мнение судей ЕСПЧ Д. Дедова и А. Зюнда по делу об убийстве Эстемировой

ЕСПЧ рассмотрел жалобу на расследование Россией убийства Натальи Эстемировой


Назад к списку


Комментарии