Институт проблем правоприменения в своем докладе утверждает: шансов на справедливое судебное разбирательство у россиян почти нет.

"/>
16+
ZASUDILI.RU
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
\ Машина, штампующая приговоры
Машина, штампующая приговоры

Машина, штампующая приговоры

06.11.2012  1

Институт проблем правоприменения в своем докладе утверждает: шансов на справедливое судебное разбирательство у россиян почти нет.

 

Санкт-Петербургский Институт проблем правоприменения и правозащитники из Комитета гражданских инициатив подготовили доклад, посвященный правоохранительной деятельности в РФ. Главный вывод, который сделали авторы: сложившаяся на практике система не сможет и не захочет устанавливать истину. По их словам, судебная система превратилась в машину, штампующую приговоры. Постсоветскую модель правоохранительной деятельности назвали репрессивной. Авторы в докладе обращаются к властям, призывая к реформам.

Доклад начинается с тезиса о том, что иногда сам закон порождает определенные проблемы. Авторы работали над докладом с середины 2009 г. до осени 2012 г. Свой труд они создали на анализе официальных документов, на интервью с участниками правоохранительной деятельности – полицейскими, прокурорами, судьями, следователями, адвокатами. Также авторами были  использованы материалы судебной статистики, прессы, записи из блогов.

Как следует из доклада, в нашей стране на законодательном уровне нарушен основной принцип – состязательность сторон. Авторы подчеркивают, что у обвинения прав и полномочий намного больше, чем у защиты. «УПК РФ декларирует состязательность сторон, но УК РФ сохраняет внутреннюю логику о том, что следователю необходимо заниматься сбором доказательств, которые оценивает прокурор, а после и суд – для разрешения уголовного дела», - отмечается в исследовании.

Авторы утверждают: система такова, что любое правонарушение сначала рассматривают со следующей позиции – как его раскрытие/нераскрытие будет влиять на итоговые показатели. В том случае, если никак не повлияет – никаких усилий прикладываться не будет, но если по какому-то из видов преступления руководство ведет особый учет, то, наоборот, система постарается бросить все силы, чтобы раскрыть данное преступление. В докладе говорится, что для расследования обычно отбирают те преступления, по которым точно можно получить обвинительное судебное решение. Например, изнасилование возьмут на расследование не так охотно, как нанесение легких телесных повреждений, поскольку мелкие драки чаще случаются в присутствии свидетелей и требуют меньше усилий по доказательству. Авторы доклады заявляют ,что объективной статистики нет, так как данные используют для улучшения итоговых показателей.

После завершения расследования уголовное дело направляют в прокуратуру. Авторы доклада утверждают, что системные проблемы данного ведомства снижают объективность дальнейшего расследования. К примеру, гособвинитель получил от начальства готовое уголовное дело, ему поручили представить и выиграть его в суде. Данный сотрудник в следственных действиях не участвовал, а они уже завершены, поменять что-то в деле или дополнить не представляется возможным, решение о его передаче в суд руководство уже приняло. Если отказаться от дела, то грозит большой скандал и гарантированный конфликт с начальством и коллегами, осуществлявшими надзор за расследованием. Предполагается, говорится в исследовании, что государственному обвинителю необходимо выиграть 100% дел: каждое проигранное дело – ЧП. Когда в судах выносятся промежуточные решения, к примеру, о мере пресечения, то обычно выезжают дежурные прокуроры, которые лишь на месте узнают, чем им необходимо будет заниматься.

В докладе утверждается, что территория, которую обслуживает районная прокуратура и районный суд, как правило, совпадает – это муниципальный район. Обычно данные учреждения находятся в одном здании. Число гособвинителей в прокуратуре равно количеству судей, которые специализируются по уголовным делам. В прокуратурах также прилагаются усилия, чтобы одного и того же судью посещал один и тот же гособвинитель, которому необходимо поддерживать с ним хорошие отношения. Из исследования следует, что судьи и прокуроры в нашей стране даже не союзники, а просто сослуживцы, встречающиеся ежедневно и заинтересованные сотрудничать. Авторы поясняют, что в тех районах, где высок уровень коррупции, подобное рабочее сотрудничество преобразуется в прямые консультации между гособвинителем и судьей. Так, судьи беспокоятся о том, чтобы прокурор не обжаловал решение. Авторы исследования утверждают, что такая практика используется для снижения годового процента измененных вышестоящими инстанциями решений в общем числе обжалованных.

Так, за прошлый год суды рассмотрели около 1 миллиона уголовных дел против более 1 миллиона лиц. Авторы доклада отмечают, что систему судов общей юрисдикции всех уровней в настоящее время объединили в жесткую административную иерархию. Руководители судов зависят от вышестоящих инстанций и председателей вышестоящих судов через сбор статистических данных, которые превратили в систему оценки работы судов, их глав и отдельных судей. «Плохую» статистику деятельности суда или судьи могут использовать как повод отстранения его от деятельности.

Вся система направлена на обвинительный приговор, говорится в исследовании. Системными сбоями называют приостановку расследования, прекращение дела или возврат дела прокуратурой следователю. «Оправдательный приговор рассматривают не как свидетельство добросовестной работы судьи, который обнаружил ошибку следователя и государственного обвинителя, а как свидетельство брака или коррупции в работе правоохранительных органов», - такой вывод сделали авторы.

Главная особенность отчетности в системе судов – в ней нет очевидных показателей, за которые необходимо было бы бороться, утверждается в докладе. Все это приводит к тому, что резонансные процессы, которые представляют всю судебную систему, «проживают эволюцию, сильно отличную от типичной». Такие громкие дела, как второе дело М. Ходорковского или дело Pussy Riot, доказывают, что «система работает по шаблону, не повышает качество работы и не отказывается от откровенно нелегальных технологий».

В одной из глав авторы рассказывают, как расследуется типичное преступление. Приговоры по данному преступлению выносят ежедневно. 37,3% всех осужденных совершали грабежи или кражу, а 57 % всех судимостей в сумме дали только следующие статьи УК РФ: убийство, нанесение телесных повреждений, сбыт и хранение наркотиков, а также мошенничество и растрата.

Оперативные сотрудники и следователи охотно возьмутся за раскрытие только тех преступлений, где присутствует готовый подозреваемый. Авторы доклада утверждают, что вся система способствует тому, чтобы подследственное лицо стало давать признательные показания. За показания предлагают особый порядок рассмотрения дела. Таким образом, подозреваемый признает вину в обмен на то, что в суде не станут исследоваться доказательства, а срок наказания будет на 1/3 меньше положенного. По данным, приведенным  в докладе, 57% уголовных дел в прошлом году рассматривались именно так, хотя само словосочетание «особый порядок» свидетельствует о том, что подобную меру должны применять очень редко.

Государственный обвинитель получает дело в руки за пару часов до слушания. Обвинитель, говорится в докладе, не является ответственным ни за правомерность возбуждения дела, ни за качество следствия, ни за качество документов. Ему необходимо максимальное сотрудничество с судьей – он получает его. Если защитник подсудимого не принимал участие в предварительном расследовании, его шансы выиграть дело равны нулю, поскольку стадия судебного разбирательства в нашей стране не включает досконального повторного (после работы следователя) разбирательства.

Авторы доклада отмечают, что зачитывание обвинительного заключения и приговора сжимается «до невразумительного бормотания, а человек, который впервые попал на обычное судебное заседание, может даже не понять, что происходит».

Чем реже применяют статью УК РФ, тем больше шансов, что подсудимый будет оправдан. У лиц, которые совершили грабеж, их почти нет – процент оправдания 0,17% от всех оправдательных приговоров. Авторы исследования утверждают, что у Pussy Riot не было шансов из-за примененной статьи УК РФ («хулиганство»).

Авторы доклада назвали базовые недостатки системы. Во-первых, это сверхцентрализованность, в связи с чем наблюдается неэффективность управления. Во-вторых, происходит ориентирование на показатели объема деятельности, а не на результат. Все это приводит к тому, что расследовать стараются лишь удобные и простые дела, в сложных случаях или нарушают права заявителя, или фальсифицируют дела на всех этапах: от расследования до приговора суда. И последний недостаток, который заявлен в докладе, - слабость судов, которая ведет к тому, что правоохранительные органы стараются добиться выполнения формальных показателей в ущерб законности своих действий и интересам граждан. В конце доклада отмечено, что равенства перед законом, неотвратимости наказания, защиты прав подсудимых и других базовых ценностей в настоящее время в судебной системе РФ все меньше и меньше.

Назад к списку


Комментарии

Ирина Бессонова
   Ирина Бессонова
Беспредельщина одним словом!!!