16+
ZASUDILI.RU
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
\ Копипаст экспертизы: некомпетентные эксперты встречаются всё чаще
Копипаст экспертизы: некомпетентные эксперты встречаются всё чаще

Копипаст экспертизы: некомпетентные эксперты встречаются всё чаще

06.04.2022

Проведение справедливого судебного разбирательства независимым и беспристрастным судом — требование, выдвигаемое п. 3 ст. 2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Для выполнения этого требования суду необходимо в полной мере (и в соответствии с законом, конечно) исследовать все имеющиеся доказательства. Одним из таких доказательств, согласно ст. 64, может стать заключение эксперта.

Ходатайствуя о назначении экспертизы, сторона надеется на проведение добросовестной, скрупулезной работы, которая позволит расставить все точки над «i» и выявить правду. Однако, к сожалению, далеко не каждый эксперт в силу неопределенных причин будет досконально разбираться в вверенной ему ситуации. Но будет ли такой сотрудник достоин звания «эксперт»?

Продажа недвижимости на нерыночных условиях

В 2016 году ООО «ТрансИнКом» было признано банкротом, в связи с чем открыто конкурсное производство. В 2017 году конкурсный управляющий обратился с заявлением к ООО «СМУ «Севтепломонтаж»» о признании недействительной сделки и применении последствий её недействительности. Речь идёт о договоре купли-продажи недвижимости, согласно которому должник (продавец) передал двадцать два объекта недвижимости за 22 000 000 рублей. В тот же день был заключен второй договор, которым должник передавал покупателю четыре земельных участка за 3 000 000 рублей. Явно не рыночные условия, не правда ли? Но раз за разом суды оставляли заявление управляющего без удовлетворения.

Тогда конкурсный управляющий ООО «ТрансИнКом» обратился в суд с кассационной жалобой, в обоснование которой ссылался на то, что суды не дали надлежащую оценку имеющимся доказательствам, среди которых были и результаты проведения судебной экспертизы, положившей начало процедуре изобличения сразу нескольких не самых добросовестных «экспертов».

Некомпетентный эксперт

Первая экспертиза была проведена учреждением ООО «Эксон», а именно экспертом Беликовой Ингой Эммануиловной. Перед ней стояли две основных задачи:

  1. Определить рыночную стоимость двадцати двух объектов недвижимого имущества;

  2. Определить рыночную стоимость четырех земельных участков.

Спустя некоторое время Инга Эммануиловна сообщила результат: по её подсчетам, рыночная стоимость объектов недвижимости составила 26 089 130 рублей, а рыночная стоимость земельных участков — 4 999 491 рубль. Конкурсного управляющего смутили итоги экспертизы, о чем он заявил в суде, но там лишь разводили руками — недостоверность стоимости спорного имущества, определенная в отчете, не доказана.

Но кассация оказалась иного мнения.

Кассационный суд обратил внимание на то, что стоимость спорных объектов недвижимости в соответствии с результатами экспертизы составляет, как мы уже указали, 26 089 130 рублей. Но вот незадача: согласно данным, полученным из Единого государственного реестра недвижимости, кадастровая стоимость спорных объектов составляет 156 158 392 рубля. Возникает ряд закономерных вопросов к судам:

  1. Как судьи, зная, что кадастровая и рыночная стоимости объектов взаимосвязаны, не обратили внимания на такую колоссальную разницу?
  2. Почему судьи не подняли на обсуждение вопрос о причинах возникновения разницы между кадастровой и рыночной стоимостью, составившей чуть более 130 000 000 рублей?

Но обнаруженное несоответствие — не единственное, что смутило Кассационную инстанцию.

«Проведение судебной экспертизы предусматривает наличие у эксперта специальных познаний в исследуемой области, что следует из пунктов 2 и 7 постановления Пленума ВАС РФ от 04.04.2014 N 23 "О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе», - подчеркнул Суд, заметив, что при допросе эксперта оказалось, что она не является экспертом в области строительства, а круг её деятельности ограничен оценкой недвижимости, что не является достаточным для проведения экспертизы в этой ситуации. По итогу кассация закономерно отправила спор на новое рассмотрение, фактически указав, что на результаты экспертизы, проведенной госпожой Беликовой, опираться не следует.

Копипаст в экспертизе и сомнительная объективность

Тогда было принято решение о назначении повторной экспертизы. Теперь за дело взялись работники Союза судебных экспертов «Федерация», а именно Коноплев Сергей Сергеевич и Родионов Михаил Николаевич. Перед обозначенными лицами ставились те же вопросы, что и перед экспертом Беликовой. Казалось бы, не может быть в рамках одного дела быть сразу несколько экспертов, относящихся к своей работе не самым добросовестным образом. Как оказалось, такое вполне возможно.

После анализа вновь полученного экспертного заключения стало ясно, что Коноплев и Родионов не только не устранили замечания к предыдущему заключению, но и допустили новые нарушения.

Начнем с того, что эксперты дословно копируют бОльшую часть текста заключения Беликовой, сохраняя не только выводы, методологию и статистику (к которой, к слову, тоже есть большие вопросы в части её достоверности), но и ошибки и опечатки. Например, в обоих заключениях в формуле расчета величины площади здания единица измерения указана в кубических метрах. Также с обеих сторон допущена опечатка «с середины 50-х голов». Кроме того, в своём заключении Коноплев и Родионов при определении корректировок ссылаются на пункт, который отсутствует в их документе, но присутствует в документе Беликовой. И таких совпадений — множество.

По сути, эксперты не провели исследование должным образом, а лишь поменяли титульные листы и порядок глав.

Но не будем опускать факты о том, что эксперты всё же провели некоторую работу, которая, к сожалению, только увеличила количество вопросов. Если кратко, то эксперты «Федерации»:

  • Допустили опечатки, которые привели к получению ошибочного результата оценки (одни и те же расчетные параметры в разных таблицах не соответствуют друг другу);

  • Определили стоимость не всех объектов, представленных на оценку, и опустили исследование трёх самых больших резервуаров;
  • Приравняли размер аренды 1 кв.м. земельного участка к цене продажи соответствующего метража;
  • При оценке земельного участка и объектов недвижимости использовали иные аналоги из других регионов, а не объект, находящийся в непосредственной близости (интересно, что полученная в итоге стоимость сопоставима со стоимостью одного из аналогов, площадь участка которого в сорок раз меньше, площадь его построек также меньше в четыре раза, а железнодорожная инфраструктура отсутствует);
  • Износ одного из складов определили со слов представителя Ответчика, не проверив достоверность показания.

Последнее, кстати, противоречит положениям статьи 16 Федерального Закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», согласно которым эксперт не имеет права вступать в личные контакты с участниками процесса, если это ставит под сомнение его незаинтересованность в исходе дела.

Перечисленные выше факты вызывают подозрение, что эксперты поставили перед собой задачу достичь определенных пределов стоимости, а не провести полноценный независимый анализ с дальнейшим оглашением полученного результата.

«Ненадлежащее доказательство по делу»

Дополнительно добавим, что позднее другим экспертом, Поповым Максимом Сергеевичем, была изготовлена рецензия на экспертное заключение Коноплева и Родионова, вывод в которой оказался следующим:

«Представленный для рецензирования документ является ярким примером того, как бездумное копирование, неспособность эксперта ознакомиться с текстом оферты, допущенные арифметические ошибки, использование противоречивых сведений, полученных от стороны по делу, нежелание обеспечить сбор и анализ рыночной информации в соответствии с требованиями ФСО и 73-ФЗ, а также выдумывание исходных расчётных значений, стало причиной того, что стоимость оцениваемой производственной базы была снижена на столько, что стала сравнима с величиной годового дохода от её сдачи в аренду».

В итоге Максим Сергеевич подчеркнул, что наличие в Заключении комплекса непроверяемых, недостоверных, необъективных и ошибочных выводов делает данный документ ненадлежащим доказательством по делу.

На данный момент подано очередное ходатайство о назначении повторной экспертизы. Окажется ли новый исполнитель добросовестным работником, которого действительно можно назвать Экспертом в своей области, покажут результаты его работы.

P.S. За дачу заведомо ложного заключения эксперт несет ответственность в соответствии со статьей 307 Уголовного кодекса Российской Федерации. За совершение данного преступления эксперту грозит штраф до 80 000 рублей или арест до трех месяцев. Если же деяние сопряжено с обвинением в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, эксперту грозит лишение свободы на срок до пяти лет.

ЧИТАЙТЕ ДАЛЕЕ:

Адвокат, пять раз получивший отказ в назначении на должность судьи, не нашёл понимания в Верховном суде

От отказа в переназначении до ЕСПЧ: ВККС рассмотрит жалобу на решение из 2000-х

"Золотая судья" Елена Хахалева обжалует решение ВККС в Верховный Суд

Назад к списку


Комментарии