16+
ZASUDILI.RU
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
\ ЕСПЧ рассмотрел жалобу на расследование Россией убийства Натальи Эстемировой
ЕСПЧ рассмотрел жалобу на расследование Россией убийства  Натальи Эстемировой

ЕСПЧ рассмотрел жалобу на расследование Россией убийства Натальи Эстемировой

01.09.2021

Наталья Эстемирова была известной российской правозащитницей и членом правления СПЧ "Мемориал". Она расследовала дела о похищениях, пытках и внесудебных казнях в Чечне. Она осудила преступления, совершенные чеченскими боевиками и сотрудниками правоохранительных органов. В частности, в публикации от 30 апреля 2009 года она утверждала, что члены незаконного вооруженного формирования "Шалажинский джамаат", включая г-на Башаева, похитили человека и завербовали жителей поселка Шалажи в Чечне для вступления в свою группу. В результате этой публикации отцы похищенных и завербованных мужчин обвинили г-на Башаева в совершении этих преступлений.

Суть дела

9 июля 2009 года Наталья Эстемирова публично заявила, что группа вооруженных людей, предположительно сотрудников милиции, похитила г-на А. и его сына из чеченского села. Затем вооруженные люди провели сына по площади села. Они спросили его, помогал ли он повстанцам; после того как он отрицал свою причастность, они застрелили его и предупредили наблюдателей, что они поступят так же с любым, кто будет помогать повстанцам.

15 июля 2009 года, примерно в 8.30 утра, Наталья Эстемирова вышла из своего дома в Грозном, Чечня, чтобы посетить несколько встреч, включая встречу с руководителем следственного комитета Генеральной прокуратуры РФ в Чеченской Республике. Она была похищена недалеко от своего жилого комплекса по дороге на автобусную остановку.

Когда г-жа Эстемирова не явилась на встречу, ее коллеги отправились в ее квартиру в многоквартирном доме, чтобы проверить ее. По словам сотрудников СПЧ "Мемориал" в Грозном, они нашли двух свидетелей, которые сообщили, что видели, как г-жу Эстемирову заталкивали в белую "Ладу" модели ВАЗ-2107. Она кричала, что ее похищают.

Коллеги сообщили в Министерство внутренних дел и прокуратуру Чечни о похищении между полуднем и часом дня.

Тело Натальи Эстемировой было найдено в 16:30 в поле, прилегающем к федеральной автодороге "Кавказ" в соседней Республике Ингушетия. Она была убита выстрелами в голову и грудь.

Расследование 

15 июля 2009 года Ленинский межрайонный следственный отдел г. Грозного возбудил уголовное дело по факту похищения и убийства г-жи Эстемировой. На следующий день дело было передано группе следователей Следственного комитета Южного федерального округа в городе Ессентуки Ставропольского края. Учитывая резонанс дела, расследование находилось под контролем руководителя Следственного комитета при прокуратуре РФ.

Окончательная версия следователей заключалась в том, что Шалажинский джамаат, включая г-на Башаева, был ответственен за похищение и убийство, которое было совершено из мести за публикацию г-жи Эстемировой, а также с целью очернить чеченские власти. 3 февраля 2010 года г-ну Башаеву было предъявлено обвинение в убийстве. 9 февраля 2010 года Ленинский районный суд Грозного постановил арестовать его. Его местонахождение неизвестно. Многие члены джамаата "Шалажи" были убиты 13 ноября 2009 года в результате ракетно-бомбового удара с воздуха. Судя по всему, расследование продолжается.

Жалоба заявителя

Заявитель жаловалась в соответствии со статьями 2 и 13 Конвенции на убийство ее сестры и на то, что власти не провели тщательного, эффективного и быстрого расследования ее смерти. Суд считает целесообразным рассмотреть жалобы заявителя исключительно по статье 2 Конвенции, соответствующая часть которой гласит следующее:

"Право каждого человека на жизнь должно быть защищено законом".

Заявитель указал, что Наталья Эстемтирова получала угрозы от различных должностных лиц, но не сообщала о них. Согласно заявлениям бывшего коллеги г-жи Эстемировой, г-на Г., офис "Мемориала" находился под наблюдением сотрудников службы безопасности. В августе 2009 года он был остановлен людьми в военной форме на автомобиле ВАЗ-2107, которые проверили его личные документы, а на следующий день вместе с другими людьми на трех личных бронированных автомобилях прибыли к нему домой для обыска. Через шесть лет после ее смерти неизвестная сообщила ему, что видела похищение г-жи Эстемировой. Оно было совершено военными на глазах у полиции, которая патрулировала район. Другая неизвестная сообщила одному из очевидцев событий, что она также видела, как г-жу Эстемирову затолкали в автомобиль группа вооруженных людей.

Более того, по словам заявителя, только сотрудники правоохранительных органов могли незамеченными проходить через блокпосты на дорогах в Чечне из-за режима повышенной безопасности, который был введен после нескольких нападений членов незаконных вооруженных формирований. В ходе неофициального обмена мнениями следователи заявили, что убийство было совершено "людьми президента Чечни".

Расследование, по мнению заявителя, было неэффективным, поскольку власти не смогли должным образом проследить все возможные теории, включая убийство государственными агентами.

Заявительница также была недовольна поздним уведомлением о своем статусе жертвы и ограниченным доступом к материалам дела.

В дополнение к вышесказанному, в своих комментариях к замечаниям Правительства она утверждает, что имело место нарушение позитивных обязательств государства по статье 2 Конвенции из-за того, что власти не защитили жизнь Натальи Эстемировой.

Правительство указало, что следователи немедленно возбудили уголовное дело, что они нашли тело Натальи Эстемировой в течение нескольких часов после сообщения о похищении; что следователи должным образом рассмотрели различные версии преступления, включая убийство государственными агентами. Утверждение о том, что г-жа Эстемирова была убита членами джамаата "Шалажи", включая г-на Башаева, было подкреплено вескими и последовательными доказательствами.

Позиция суда

Суд не может принять утверждение заявителя о том, что обстоятельства похищения ее сестры составили prima facie случай похищения государственными агентами. Ее теория была построена на свидетельских показаниях о том, что Наталья Эстемирова была похищена военными на глазах у сотрудников полиции, патрулировавших район (см. пункт выше). Однако это доказательство имеет низкую доказательную ценность, поскольку основано на показаниях с чужих слов из неустановленного источника, полученных более чем через шесть лет после убийства. Суд предпочитает доверять показаниям очевидцев, сделанным вскоре после инцидента.

Суд признает, что обстоятельства дела не следует рассматривать в отрыве от профессиональной деятельности Натальи Эстамировой в качестве правозащитника. Суд не может обнаружить достаточных элементов для установления презумпции причастности государственных агентов к нападениям на правозащитников и переложить в связи с этим бремя доказывания на правительство.

Принимая во внимание материалы дела и представления сторон, Суд считает, что не было установлено в соответствии с требуемым стандартом доказательств, что агенты государства совершили преступление. Из этого следует, что не было нарушения статьи 2 Конвенции по ее материальной части.

Документы, имеющиеся в распоряжении Суда, ставят под сомнение тщательность расследования, особенно качество анализа доказательств следователями и обоснованность их выводов, на которые опиралось Правительство. Суд отмечает, что теория следователей была подтверждена лишь несколькими неопровержимыми доказательствами. Эти доказательства были представлены на экспертизу, но некоторые выводы экспертов, которые легли в основу теории следователей, оказались неубедительными или даже противоречивыми. Например, эксперты не смогли с достаточной уверенностью заключить, были ли: (i) пули и гильзы с места происшествия были частями одного и того же огнестрельного оружия; (ii) камуфляжная форма с адреса г-на Башаева была в контакте с одеждой г-жи Эстемировой; (iii) глушитель был использован с пистолетом, который предположительно принадлежал г-ну Башаеву; или (iv) элементы волокон из автомобиля принадлежали г-же Эстемировой.

Заключение экспертов о том, что пули с места преступления не были выпущены из глушителя, и отсутствие почвы с места преступления на внешних частях автомобиля противоречат версии следователей об убийстве. Суд не может понять, как это противоречие было разрешено или объяснено. Более того, нельзя не отметить, что следователи не объяснили, почему на теле г-жи Эстемировой, на месте преступления или внутри автомобиля не было обнаружено следов ДНК г-на Башаева или ДНК других членов незаконного вооруженного формирования. В целом, Суд не видит, предприняли ли следователи реальную попытку установить личности всех членов этой группы.

Принимая во внимание вышеуказанные недостатки и учитывая, что Правительство не представило все материалы расследования, способные подтвердить или опровергнуть утверждение заявителя о неэффективности расследования, Суд не может сделать вывод о том, что расследование было адекватным.

В свете вышеизложенного, Суд приходит к выводу, что власти не смогли эффективно расследовать похищение и убийство Натальи Эстемировой. В таких обстоятельствах нет необходимости отдельно рассматривать аргументы заявителя, касающиеся недостаточного доступа к материалам дела или общественного контроля.

Соответственно, имело место нарушение статьи 2 Конвенции по ее процессуальной части.

ЧИТАЙТЕ ДАЛЕЕ:

ВС: судья не может рассматривать дело, если прокурор является его родственником

ВС не увидел нарушений в действиях судьи, получившего "частник" за перевод обвиняемого из СИЗО под домашний арест

Наша служба и опасна и трудна: мужчину осудили за нападение на судью

Назад к списку


Комментарии