16+
ZASUDILI.RU
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
\ И так сойдёт! История о копировании судебных актов и невидимых доказательствах
И так сойдёт! История о копировании судебных актов и невидимых доказательствах

И так сойдёт! История о копировании судебных актов и невидимых доказательствах

12.07.2021

Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств”.

Простая истина, закреплённая и в ГПК РФ, и в АПК РФ, казалось бы, должна выполняться беспрекословно. Это же обычная практика: суд оценивает представленные документы, доказательства, советуется с буквой закона и лишь проведя полноценный анализ и подробно обосновав все свои доводы судья, крепко уверенный в своём мнении, оглашает вынесенное им справедливое и объективное решение. Но, как показывает практика, описанная ситуация — это идеал, порой недосягаемый для некоторых вершителей правосудия.

НЕПРОСТОЙ ПРОСТОЙ СПОР

С такой ситуацией столкнулись и братья Александр и Сергей Ларкины, поневоле ставшие участниками дела о банкротстве. Суть дела в том, что к субсидиарной ответственности по обязательствам компании были привлечены его контролирующие лица. Ларкину Александру и Ларкину Сергею в привлечении к субсидиарной ответственности по решению Арбитражного и Апелляционного судов в 2019 году было отказано. Однако кассационная инстанция в июне 2020 года вернула дело на новое рассмотрение, положив начало череде беспорядочного копирования как консолидированного отзыва налогового органа, так и заявления конкурсного управляющего.

В итоге через восемь месяцев Арбитражный суд Москвы решил привлечь к субсидиарной ответственности Ларкина Александра и Ларкина Сергея.

Сложно понять, чем руководствовался Арбитражный суд при вынесения такого решения, ведь вся доказательная база строится сугубо на недоказанных доводах и мнениях конкурсного управляющего и налогового органа. Кроме того, указанные доводы ни кассационным судом, вернувшим дело на повторное рассмотрение, ни последующими инстанциями проверены не были, а оценка доказательств, представленных ими для привлечения к субсидиарной ответственности, так и не была проведена. Видимо, решение принималось не в строгом соответствии с п. 1 статьи 71 АПК РФ, которая гласит, что арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Вот только в данной ситуации суды, по всей видимости, ограничились лишь внутренним убеждением.

Александр Владимирович и Сергей Владимирович остались недовольны таким положением дел и решили обжаловать определение суда, но их жалобы остались без удовлетворения. В кассационной жалобе они выразили несогласие с вынесенными по делу судебными актами и указали, что считают данные судебные акты необоснованными и вынесенными с существенным нарушением норм материального права и норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, и их законных интересов.

Позицию братьев можно понять, ведь в деле нет доказательств совершения ими противоправных действий, которые повлекли за собой фактически наступившее объективное банкротство. Напротив, суды указывают, что действия конкретных контролирующих должника лиц (создание ими фиктивного документооборота и схемы по выводу денежных средств ) привели к появлению признаков объективного банкротства. Ни к одному из указанных в определении Арбитражного суда города Москвы лиц и приговоров по уголовным делам, возбуждённых в отношении руководителей предприятия банкрота, ни Ларкин А.В., ни Ларкин С.В. не имели никакого отношения. Казалось бы, всё просто, дело закрыто. Но судьями данный спор был усложнён до известной степени.

БЕЗДОКАЗАТЕЛЬНО ВИНОВНЫ

Что вменяется братьям Ларкиным? Их обвиняют в участии в создании схемы по уклонению от уплаты налогов и в участии в отчуждении денег должника на счета взаимозависимых организаций. Суды (по своему внутреннему убеждению, конечно) решили, что данные действия привели к невозможности ведения хозяйственной деятельности и, как итог, к банкротству ООО «Торговый дом «Аргоси Технолоджис». Что ж, начнём исследовать «вину» мужчин.

Согласно заявлению конкурсного управляющего, организации, участвующие в схеме по уклонению от уплаты налогов, ликвидированы путем присоединения к ООО «СТРЭП», единственным участником которого является Ларкин Александр Владимирович, что, по мнению конкурсного управляющего, делает его участником налоговых махинаций. Вот только схема была организована контролирующими должника лицами, что нашло подтверждение в вынесенных им приговорах. Присоединение организаций происходило без ведома Ларкина А.В. и он участия в процессе присоединения не принимал. Присоединение произошло уже далеко после вывода денежных средств, а присоединенные организации присоединились без каких-либо активов, в связи с чем Александр Владимирович не может быть выгодоприобретателем активов должника. Более того, в материалах дела нет ни одного документа, которые бы указывали на то, что Ларкин взаимодействовал с фирмами-однодневками. Что же ещё не доказано ни налоговым органом, ни конкурсным управляющим, ни судами?

  • Не подтверждены доводы о совместном участии Ларкина А.В. с иными привлекаемыми к субсидиарной ответственности лицами в незаконных замыслах бенефициара должника по сокрытию доходов ООО «Торговый дом «Аргоси Технолоджис», из которого финансово-

  • Хозяйственная деятельность была переведена в ООО «Аргоси Аналитика»;

  • Не представлено доказательств, что Ларкин А.В. имел отношение к переводу в ООО «Аргоси Аналитика» бизнеса из ООО «Торговый дом «Аргоси Технолоджис» или к переводу в ООО «СпецМетрология» бизнеса из ООО «Аргоси Аналитика» либо к выводу активов из данных юридических лиц;

  • Не предоставлено доказательств того, что Ларкин А.В. занимался финансовыми или производственными вопросами должника или аффилированных с ним компаний;

  • Не доказан фактический контроль Александра Владимировича над должником.

Возникает закономерный вопрос: как же тогда можно привлечь Александра Владимировича к субсидиарной ответственности? Но и здесь судебными инстанциями, выносившими решения по делу в ходе его повторного рассмотрения, было решено забыть о необходимости сопоставления фактов и обращения к законодательству.

А все дело оказывается в том, что конкурсный управляющий и налоговый орган в отсутствие каких-либо весомых доказательств представили Ларкина Сергея Владимировича суду в качестве заместителя генерального директора ООО «Торговый дом «Аргоси Технолоджис», указав, что он занимал данную должность в период, когда осуществлялись экономические преступления.

Вот только есть одна маленькая загвоздка, которая, по идее, может и должна сломать всю хитрую систему, придуманную уполномоченным налоговым органом и конкурсным управляющим, и опровергнуть упомянутый выше факт — это трудовая книжка. Согласно записям в трудовой, функциональное положение Ларкина С.В. в ООО «Торговый дом «Аргоси Технолоджис» не позволяло ему обладать возможностью по определению каких бы то ни было существенных действий должника, повлекших его неплатежеспособность и последующее банкротство. Одно лишь это обстоятельство о трудовых отношениях Сергея Владимировича с ООО «Торговый дом «Аргоси Технолоджис» не позволяет сделать вывод о том, что он, не входя в состав исполнительных органов, мог оказать существенное влияние на финансовую деятельность должника.

Каким же образом он был отнесён к контролирующим должника лицам? Этому поспособствовало обращение к весьма сомнительным фактам.

Ларкин был отнесён к контролирующим должника лицам, потому что находился в списке должностных телефонов (как и другие ответчики, к слову), упоминался в штатном расписании должника и… получал зарплату в ООО «Аргоси Аналитика» (в 2014 году была проведена смена ООО «Торговый Дом «Аргоси Технолоджис» на ООО «Аргоси Аналитика», все сотрудники были переведены на ООО «Аргоси Аналитика»), что было расценено как извлечение существенной выгоды. А дальше факты складывались весьма интересным способом.

Несмотря на то, что мужчины в любом случае не получили бы выгоду от участия в подобных махинациях, так как не имели договорённостей с банкротом о получении какого-либо «вознаграждения» и в целом не имели возможности повлиять на финансовую составляющую антиналоговой схемы в виду элементарного отсутствия к ней доступа, что в принципе исключает наличие смысла в подобном риске, конкурсный управляющий всё же смог найти истинное доказательство того, что Ларкины «непосредственно принимали участие в совершении действий, направленных на уклонение от уплаты обязательных платежей, что в свою очередь повлекло за собой банкротство ООО «ТД «Аргоси Технолоджис»».

Они братья.

«Ларкин А. В. и Ларкин С. В. являются родными братьями. Данный факт подтверждается сведениями ЗАГС, полученными конкурсным управляющим прилагаемым к настоящему заявлению», - пишет конкурсный управляющий, обуславливая данным фактом их участие в антиналоговой схеме.

По сути, для привлечения мужчин хватило двух фактов:

  1. Они работают в компаниях, оказавшихся втянутыми в преступную схему;

  2. Они братья.

Это всё, что понадобилось и суду, и конкурсному управляющему, и уполномоченному налоговому органу, чтобы привлечь Александра Владимировича и Сергея Владимировича к субсидиарной ответственности. Но и на этом история не заканчивается.

Мало того, что в обжалуемых постановлениях нет ни одного указания на конкретные действия Ларкиных, которые могли бы стать причиной банкротства должника (что, к слову, нарушает п. 1 ст. 61.11 ФЗ «О несостоятельности «банкротстве»»), оказалось, что часть доводов были просто скопированы судьёй из заявления конкурсного управляющего и Консолидированного отзыва УФНС на жалобы ответчиков. Но обо всём по порядку.

ПРОСТУПКИ СУДЕЙ И КОПИПАСТ В СУДЕБНЫХ ПОСТАНОВЛЕНИЯХ

Начнём с того, что суд Кассационной инстанции сослался на отменённое постановление Арбитражного суда Московского округа, а Девятый Арбитражный суд по какой-то причине не исследовал доказательства и доводы, приведённые лицами, участвующими в деле. Также суд не исследовал правильность применённых при вынесении постановления норм. По сути, постановление даже не принималось судом самостоятельно, а, как мы ранее указали, было скопировано с Консолидированного отзыва УФНС на апелляционные жалобы.

В определениях по несколько раз встречаются огромные скопированные абзацы из указанных нами документов. Текст скопирован целыми страницами, что видно невооружённым глазом. Этот факт подтверждается и текстом документа, и структурой. Сохранены все орфографические и пунктуационные ошибки, что в очередной раз подтверждает нежелание судей заниматься не только вычиткой документов, но и самим делом. Более того, встречаются и формулировки, вроде: «Ознакомившись с доводами апелляционных жалоб, уполномоченный орган полагает, что жалобы не подлежат удовлетворению, исходя из следующего...». Этим грешила и кассационная инстанция. Но, к сожалению, на этом судейские грехи не заканчиваются.

Мало того, что судьи никак не оценивают приведённые доказательства, они ещё и основывают свои выводы на письменных пояснениях конкурсного управляющего и уполномоченного органа, которые ссылаются на документы, отсутствующие в деле. Проще говоря, судебные акты были основаны на голословных заявлениях. В связи с этим Ларкиным пришлось доказывать отсутствие действий, повлекших банкротство. Правомерно ли это? Кажется, нет.

Такую, мягко говоря, неприятную ситуацию можно было бы как-то объяснить, если бы такие «огрехи» встретились только в одном судебном акте. Но нет. Копипаст встречается во всех судебных актах, которые были вынесены по делу в ходе его повторного рассмотрения. Кажется, комментарии здесь излишни.

Неизвестно, что решит судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ и станет ли, в отличие от своих предшественников, с головой погружаться в дело и досконально изучать представленные доказательства — здесь остаётся надеяться лишь на добросовестность, компетентность и добропорядочность судей.

А пока на сегодняшний день имеются несправедливо вынесенные Арбитражным судом решения о привлечении к субсидиарной ответственности Ларкина Александра и Ларкина Сергея.

ПОЧЕМУ ТАК ПРОИСХОДИТ?

Периодически судебная система сталкивается с тем, что судьи копируют готовый текст. Происходит это не только из-за нежелания того или иного служителя Фемиды разбираться в деле, но в основном из-за высокой нагрузки. Ощущая на себе давление, вызванное валом дел и материалов к ним, судьи прибегают к разным способам упрощения собственной работы. К сожалению, обсуждаемая нами ситуация относится к таким способам. Вот только страдают от этого не только участники процесса, но и сами «арбитры», ведь количество отменённых решений является одним из самых важных показателей качества работы. К тому же, если вскрывается, что то или иное решение было вынесено не самостоятельно, судью ждёт наказание.

В качестве примера можно привести случай из практики судьи Кировского районного суда Ростова-на-Дону Александра Енина. Он полностью скопировал письменные доказательства из обвинительного заключения, сохранив порядок перечисления. К тому же, были сохранены особенности стиля следователя и допущенные им ошибки. Это всё указывало на то, что Енин попросту не дал оценку приведённым доводам. Сам судья, объясняя природу своего проступка, пояснил, что всего-лишь допустил техническую ошибку. Квалификационная коллегия наложила на него дисциплинарное взыскание в виде предупреждения.

Несмотря на то, что приведённый пример касается уголовных дел, такая ситуация наблюдается и в арбитражном судопроизводстве: желание сократить количество потраченного на одно дело времени превалирует над долгом качественно рассмотреть каждое дело, не упустив ни одной детали.

Сравняются ли чаши времени и качества на весах Фемиды — остаётся только гадать, но пока качество выносимых судьями постановлений оставляет желать лучшего.


ЧИТАЙТЕ ДАЛЕЕ:

Тридцать шесть штатов подали в суд на Google

ЕСПЧ защитил право мужчин-полицейских на отпуск по уходу за ребёнком

В России нецензурную брань квалифицировали как сексуальное домогательство

Назад к списку


Комментарии