16+
ZASUDILI.RU
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
\ Без сдержек и противовесов: "нет" открытости и оправдательным приговорам
Без сдержек и противовесов: "нет" открытости и оправдательным приговорам

Без сдержек и противовесов: "нет" открытости и оправдательным приговорам

23.12.2020

Кодекс этики судьи

Кодекс этики судьи Республики Таджикистан был принят в 2013 году и состоит из принципов и правил поведения судей при осуществлении правосудия и во внесудебной деятельности. Действие Кодекса распространяется на судей и народных заседателей, а также на судей в отставке. В соответствии с Кодексом, судья во всяком случае должен неукоснительно соблюдать Конституцию Республики Таджикистан, конституционные законы и другие законы, демонстрировать высокие нравственно-этические стандарты поведения, а также использовать свои знания и профессиональный опыт при исполнении возложенных обязанностей. Судья также должен «быть честным и добросовестным, в любой ситуации сохранять личное достоинство, избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти и причинить ущерб репутации судьи». Судья должен добросовестно пользоваться гражданскими правами и исполнять гражданские обязанности. Судья не должен использовать своё служебное положение для получения личных преимуществ в гражданско-правовых отношениях.


Кодекс устанавливает, что судьям не следует допускать заключения договоров, влекущих возникновение финансовых обязательств с лицами, находящимися от них в служебной зависимости, а также с лицами, участвующими в делах, находящихся в их производстве. Кроме того, судьи не должны «использовать свой статус в целях получения каких-либо благ, услуг, коммерческой или иной выгоды для себя, своих родственников, друзей, знакомых»; а также требовать либо принимать не предусмотренные законом льготы, выплаты и преимущества. Кроме того, судья должен предпринимать меры к тому, чтобы указанные льготы не могли быть приняты членами его семьи, если это связано с профессиональной деятельностью или бездействием судьи.


Кодекс устанавливает, что несоблюдение его требований может повлечь ответственность судьи в соответствии с действующим законодательством. Данное положение Кодекса этики, скорее всего, следует рассматривать в совокупности со статьёй 123 Закона «О судах», согласно которой судьи могут быть привлечены к дисциплинарной ответственности в случае несоблюдения требований Кодекса этики.


При анализе Кодекса этики судьи Таджикистана Венецианская комиссия отметила: «Задачи Кодекса этики совершенно отличаются от задач, достигаемых с помощью дисциплинарной процедуры, и использование кодекса в качестве инструмента дисциплинарной процедуры в потенциале имеет серьёзные последствия с точки зрения независимости судебных органов». В этой связи Венецианская комиссия пришла к выводу о том, что существует «потенциально серьёзная угроза для независимости судебных органов, если этический кодекс станет частью дисциплинарной процедуры», и она «настоятельно не рекомендует этого делать». Кроме того, Комиссия рекомендовала «прояснить, отличаются ли установленные нормы этического поведения от дисциплинарных правил или частично совпадают с ними, и если да, то в какой степени».


Судейский иммунитет по законодательству Таджикистана


Конституция Таджикистана предусматривает неприкосновенность судей, которая, в соответствии с законом, распространяется на [их] жизнь, честь и достоинство, жилище и служебное помещение, используемые [ими] транспортные средства и средства связи, а также на [их] корреспонденцию, вещи и документы. В законодательстве Таджикистана не оговаривается использование термина «иммунитет», но из текста закона следует, что под ним понимается процессуальный статус, распространяющийся как на уголовные, так и на административные дела, поскольку он требует установления специальной процедуры для привлечения судьи к ответственности и получения разрешения на производство процессуальных действий. Таким образом, уголовные дела и дела об административных правонарушениях в отношении судей могут быть возбуждены только Генеральным прокурором и рассматриваются Верховным судом. Закон запрещает привлечение судей к уголовной или административной ответственности, а также заключение под стражу или домашний арест—в отношении судьи Верховного суда и Высшего экономического суда без согласия Парламента, а судей других судов—без согласия Президента Республики Таджикистан.


Открытость и доступность судебных заседаний


По Конституции Таджикистана, разбирательство дел во всех судах открытое, кроме случаев, предусмотренных законом. Этот же принцип отражён в Законе «О судах». В соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Республики Таджикистан, судья должен обеспечить открытое судебное разбирательство дел, за исключением случаев, когда это может привести к разглашению охраняемой законом государственной и иной тайны. Кроме того, закрытое судебное разбирательство допускается по мотивированному определению суда по делам о преступлениях лиц в возрасте до шестнадцати лет, о преступлениях против свободы, о половых и других преступлениях с целью предотвращения разглашения информации об интимных сторонах жизни участвующих в деле лиц, либо информации, унижающей их достоинство, а также если этого требуют интересы безопасности участников процесса и свидетелей, членов их семей или близких родственников. Аналогичное положение содержится в Гражданском процессуальном кодексе Республики Таджикистан. Данное ограничение направлено на защиту законных прав и интересов государства и общества в целом.


Отсутствие оправдательных приговоров


Одним из косвенных показателей, свидетельствующих о том, что отправление правосудия в уголовном процессе не может быть справедливым, является тот факт, что процент оправдательных приговоров в Республике Таджикистан, как представляется, стремится к нулю, хотя официальная статистика по этому поводу отсутствует.


Миссии стало известно, что после поступления уголовного дела в суд шансы на оправдание практически равны нулю. Некоторые судьи в отставке заявили, что за всю свою карьеру лишь несколько раз сталкивались с оправдательными приговорами. Эти сведения тем более тревожны, что бывшие судьи говорили об отсутствии оправдательных приговоров за много лет (а иногда—даже несколько десятилетий) судейской карьеры.


Хотя не может быть универсального стандарта в отношении объективного или желательного процента оправдательных приговоров, практически полное отсутствие таковых на практике и нетерпимость системы правосудия к оправдательным приговорам служат тревожным сигналом несоблюдения презумпции невиновности. Ни в одной системе уголовного правосудия просто не может быть ситуации, при которой значительная часть уголовных процессов не заканчивалась бы оправдательным вердиктом.


С этой проблемой тесно связана ещё одна, о которой упоминали участникам миссии: так называемые «признательные показания», т. е. самообличающие показания, которые, по всей видимости, продолжают использоваться в качестве основных доказательств при вынесении обвинительных приговоров. Правоохранительные органы считают получение самообличающих показаний первоочередной задачей расследования. Утверждается, что необходимость получить «признательные показания», которые затем лягут в основу обвинительного приговора, приводит к нарушению целого ряда прав подследственных. В частности, это способствует применению пыток и других видов жестокого обращения и принуждения. В то же время, часто говорят о том, что суды не уделяют должного внимания жалобам на получение признательных показаний под давлением. Данная практика существует в Таджикистане несмотря на наличие формального требования о признании недопустимыми доказательств, полученных под пыткой или в результате других нарушений прав человека, в соответствии с обязательствами государства по Конвенции против пыток.


Особенно показательны в этом отношении дела против Таджикистана, которые были рассмотрены Комитетом ООН по правам человека. Они наглядно демонстрируют чёткую схему применения жестокого обращения для получения признательных показаний. Как установлено Комитетом, пытки применялись по большинству дел, рассмотренных им в отношении Таджикистана. Практически во всех случаях жертвы подвергались пыткам и в конечном итоге соглашались подписать «признательные показания». Эти показания впоследствии ложились в основу обвинительного приговора в суде. Хотя жертвы, обратившиеся в КПЧ, как правило, отказывались от своих «признательных показаний» в ходе последующего производства по делу или в суде, прокуратура и судьи часто игнорировали их заявления.


Доступ к вступившему в силу приговору и иным судебным актам


Доступ к окончательному приговору суда является одним из требований справедливого судебного разбирательства. Право на публичное судебное разбирательство по статье 14(1) МПГПП предусматривает, что «любое судебное постановление по уголовному или гражданскому делу должно быть публичным, за исключением тех случаев, когда интересы несовершеннолетних требуют другого или когда дело касается матримониальных споров или опеки над детьми».


Опубликование судебных решений также важно с точки зрения способности общественности ознакомиться с подходом судов к рассмотрению дел, а также принципами, которые применяются при их разрешении. Как отметил Европейский суд по правам человека, цель статьи 6(1) в части публичности судебных решений заключается в «обеспечении контроля над судебными органами со стороны общественности с целью защиты права на справедливое судебное разбирательство». Доступ к судебным досье повышает эффективность судебных органов, доверие общества к судебной системе и обеспечивает справедливое отправление правосудия.


Как узнала миссия МКЮ от целого ряда собеседников, судебные решения в Таджикистане не всегда доступны общественности. Они не публикуются в Интернете и не открыты для доступа каким-либо иным способом. Таким образом, представитель общественности, не являющийся стороной по делу, не сможет ознакомиться с текстом решения. Миссии сообщили, что доступ представителей общественности, аналитиков и других независимых лиц, не участвующих в конкретном судебном разбирательстве, к судебным решениям далеко не всегда рассматривается судебной системой как неотъемлемый элемент её прозрачности. Точно так же на сайтах судов не публикуются принятые ими решения. Суды также не публикуют расписание судебных заседаний и оглашения судебных решений, что затрудняет явку представителей общественности в нужный день на оглашение того или иного решения.


В завершении доклада Миссия предлагает следующее:


  • В качестве первоочередной задачи провести тщательный пересмотр нормативно-правовой базы, регулирующей организацию и функционирование судебных органов, и обеспечить, чтобы законодательство было всеобъемлющим, чтобы исключить регулирование на уровне указов исполнительной или законодательной власти или иных подзаконных актов, кроме законов, принятых Парламентом в порядке голосования;

  • Обеспечить общедоступность законов, положений, правил и других документов, касающихся работы судебных органов;

  • Реформировать роль председателей судов, с тем чтобы уменьшить их официальные и неофициальные функции в процессе управления судами или по отдельным делам, которые не должны подвергаться подобному ненадлежащему влиянию;

  • Реформировать процедуру отбора и назначения судей посредством принятия законов и подзаконных актов, чтобы независимые судебные органы реально могли принимать решения по оценке кандидатов без участия представителей правоохранительных органов или других органов исполнительной власти;

  • Ввести строгую, прозрачную и предсказуемую систему тестирования и отбора судей, чтобы гарантировать, что судьи назначаются на основании собственных заслуг, и исключить любые манипуляции и ненадлежащее влияние на процедуру отбора;

  • Судебные органы, в частности, Квалификационная коллегия, должны создать надёжную, справедливую и прозрачную систему оценки экзаменов, которая будет гарантировать, что личные предпочтения не смогут повлиять на объективную оценку;

  • Реформировать систему сроков пребывания судей в должности, с тем чтобы ввести пожизненное назначение или назначение на длительный фиксированный срок без возможности повторного назначения;

  • Реформировать систему аттестации и продвижения судей по службе таким образом, чтобы она основывалась на заслугах, исключала предвзятость, предпочтения или любую другую дискриминационную, коррумпированную или произвольную практику;

  • Внести изменения в законодательство о пенсионном возрасте судей, чтобы установить единый возраст выхода в отставку как для мужчин, так и для женщин, в соответствии с международно-правовыми обязательствами по недопущению дискриминации;

  • Разъяснить, на уровне закона или подзаконных актов, основания для привлечения к дисциплинарной ответственности, которые следует отличать от нарушений Кодекса этики судьи Таджикистана. Исключить из Кодекса этики положение о привлечении к дисциплинарной ответственности;

  • Обеспечить чёткое разделение дисциплинарной и уголовной ответственности на уровне закона и подзаконных актов, а также чтобы дисциплинарное производство не приводило к уголовному преследованию судей за проступки исключительно дисциплинарного характера;

  • Внести изменения в Закон «О традициях», с тем чтобы исключить его применение к судьям, в соответствии с международно-правовыми обязательствами в области прав человека;

  • Реформировать нормативно-правовую базу, регулирующую деятельность Управления по кадрам и спецработе, с тем чтобы сделать его независимым от Верховного суда, а его регламент и процедуры — чёткими и общедоступными.


Информация получена из предоставленного отчёта МКЮ о судебной системе Таджикситана.

Также Вы можете ознакомиться с первой и второй частями доклада. 


Читайте далее:

Топ-5 нелепых судебных процессов

Молоток правосудия: для чего он нужен?

Без вины виноватые

Назад к списку


Комментарии