16+
ZASUDILI.RU
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
\ Это интересно
Причины поражения России от Японии: взгляд суда 21.03.2011

Как известно, завладев Порт-Артуром, Япония отправила свою 100-тысячную армию из стен крепости на главный участок японского фронта, что позволило Японии победить русские войска под Мукденом в Манчжурии. 

А господство в Японском море страна восходящего солнца обеспечила себе тем, что разгромила российскую эскадру в Цусимском (Корейском) проливе. Эти два события и явились решающими в ходе войны, обеспечив маленькому островному государству явное преимущество, вынудившее Россию подписать с Японией мирный договор, унизительный для нашего народа. В 1905 году (13 марта) император Николай 2 повелел образовать следственную комиссию, в функции которой входило рассмотрение дела о сдаче Японии крепости начальником Квантунского укрепленного района генерал-адъютантом А.М. Стесселем.

В комиссию под руководством генерала-адъютанта Х.Х. Роопа, а по совместительству члена Государственного совета, вошли генералы и адмиралы в количестве 12 человек. Комиссия заседала более года и впоследствии пришла к заключению, что во время прекращения военных действий 19 декабря 1905 года воинская часть еще не исчерпала все средства обороны; сдача ее оказалась неожиданной практически для всего гарнизона, а условия и порядок выполнения капитуляции очень глубоко затронули честь и достоинство России.

Однако, непонятно, на основании чего «судьи» решили, что призыв Стесселя к капитуляции стал для защитников Порт-Артура неожиданностью?

Генерал сдал Порт-Артур совместно с гарнизоном Японии, и уехал в Россию с большим грузом личного имущества.

26 января 1904 года Японцы начали активную борьбу за Порт-Артур, используя в качестве нападения бомбардировки с моря, а в мае продолжили бои на сухопутье. За недолгие 11 месяцев японская армия лишилась под крепостью более 110 тысяч человек. Среди погибших оказались и два сына генерала Ноги, который командовал штурмом. Не смотря на явное превосходство в живой силе (к декабрю число воинов Японии превышало российскую армию в пять раз), и мощнейшую осадную артиллерию, японцы так и не сумели завладеть Порт-Артуром в открытом бою.

Участники обороны крепости считали, что успешным противостоянием превосходящему противнику русские войска обязаны начальнику сухопутной обороны, генералу-майору Р. И. Кондратенко, которого считали «душой обороны Порт-Артура».

Все изменилось 2 декабря 1904 года, когда генерал, вокруг которого был сформирован круг защитников крепости, погиб. Полагают, что именно смерть Кондратенко развязала руки генералу Стесселю, который уже 16 декабря на Военном совете начал переговоры с Японией о сдаче крепости. Однако большая часть членов Военного совета решительно отвергла идею капитуляции.

Несколько ранее на Стесселя было сделано донесение генералом Смирновым главнокомандующему А. Н. Куропаткину. В своем донесении Смирнов утверждал, что Стессель не может руководить артиллерийским и инженерным отделами обороны крепости из-за отсутствия знаний по этой части, то же касается и войскового отдела, которым он не в состоянии руководить ввиду проявленной им неоднократно трусости.

Однако Стессель все же начал переговоры с генералом Ноги. Капитуляцию приняли. Причем большинство порт-артурцев узнали об этом знаменательном событии лишь после его свершения.

После сдачи крепости тем офицерам и генералам, которые подписали письменную гарантию не участвовать в военных действиях против Японии, позволили уехать в Россию. Гарантию подписали 440 человек, Стессель в их числе. Кроме того, генералу, удовлетворив его требование, дозволили воспользоваться целым железнодорожным составом для вывоза семьи и личного имущества. За судьбу порт-артурцев, которых отправляли в японские лагеря для военнопленных, Стессель совершенно не тревожился. Возникает вопрос, был ли в действительности у защитников крепости выбор - сдаться в плен или продолжать борьбу за крепость, как это отмечалось в заключении комиссии, которая проводила следствие?

На суде открылся следующий факт: русские воины защищали крепость в количестве 23 тысяч, а вовсе не «девяти тысяч полубольных», как все вероятно могли бы подумать, исходя из приказа №984, подписанного Стесселем 20 декабря 1904 года.

В данном приказе четко обозначено, что «из 40 тысяч гарнизона на 27-верстной обороне осталось менее 9 тысяч и то полубольных…».

Однако, комендант крепости Смирнов, свидетельствуя перед судом, назвал совсем другие цифры. Так, согласно показаниям Смирнова, выяснилось, что ко дню сдачи гарнизон насчитывал 12, 5 тысяч стрелков и моряков, 5 тысяч артиллеристов, 500 человек инженерных войск и одну тысячу нестроевых. Всего – 19 тысяч.

Плюс ко всему, в крепости, согласно показаниям генерала Смирнова, еще находилось 200 тысяч снарядов и 7 миллионов ружейных патронов. А запаса муки хватило бы еще, по меньшей мере, на 40 дней.

«Из всего видно, - сделал вывод генерал Смирнов, - что силы и средства крепость имела достаточные для того, чтобы обороняться еще, по крайней мере, 1, 5 месяца».

Реальность показаний бывшего коменданта Порт-Артура подтверждает тот факт, что после сдачи крепости на пункт сбора военнопленных прибыло более 23 тысяч русских солдат, матросов и офицеров.

Непонятно лишь, почему факт сдачи Порт-Артура вызвал столь неадекватную реакцию у победителя – генерала Японии Мрэсукэ Ноги, который хотел совершить харакири (ритуальное самоубийство).

Извещая Токио о том, что крепость сдана, генерал Ноги писал, что испытывает сожаление и стыд за то, что им было загублено столько человеческих жизней, затрачено огромное количество военных припасов и времени на «недоконченное мероприятие».

Лично встретившись с императором, он попросил, чтобы ему позволили совершить самоубийство, однако Муцухито 1 были высоко оценены военные заслуги генерала, что, впрочем, лишь перенесло приговор, который вынес себе Ноги, на более поздний срок. Известно, что после смерти императора он вспорол себе живот.

Заметим, многие порт-артурцы были согласны с тем, что оборона крепости стала «недоконченным» мероприятием».

Приведем цитаты из дневника русского офицера: «Сегодня я окончательно узнал, что наша крепость еще вчера вступила с японцами в переговоры о…сдаче. Долго не хотелось верить этой ужасной новости. Неужели же, в самом деле, сдача? Неужели не осталось ни малейшей надежды ни на дальнейшее сопротивление, ни на выручку?.. Не могу выразить словами того чувства, которое овладело мной при этом известии: тут была и какая-то неловкость, и вместе с тем тупая боль, досада, что наша геройская 11-месячная оборона, стоившая таких жертв, так неожиданно и глупо закончилась».

А вот что пишет по поводу поражения Стессель в своей телеграмме императору: «Ваше Величество, простите нас. Мы сделали все, что в человеческих силах. Судите нас, но судите милостиво, так как почти одиннадцать месяцев непрерывных боев исчерпали наши силы…»

Суд императора России действительно был очень гуманным. Стесселя предали суду лишь спустя два года после обозначенных событий, удовлетворяя требование общественных масс. Отметим также весьма интересный факт: вплоть до начала судебных заседаний Стессель числился на службе, а после ушел в отставку якобы по болезни.

Перед Верховным военно-уголовным судом в качестве обвиняемых предстали Стессель, Смирнов (комендант крепости, генерал лейтенант), Фок (бывший начальник 4-й Восточно-Сибирской стрелковой дивизии, генерал-лейенант), и Рейс (генерал-майор, бывший начальник штаба Квантунского укрепрайона).

Данных лиц обвиняли по статьям 1277.1 и 1277.10 Свода военных постановлений. Акт обвинения суду внес главный прокурор Российской империи.

За небольшой промежуток времени (с 27 ноября по 7 февраля 1908 года) в Санкт-Петербурге состоялось 41 заседание суда. Первым председателем суда был генерал П. Г. Дукмасов, после его сменил генерал А. К. Водар.

Какие же выводы сделал Верховный военно-уголовный суд? По мнению суда,

инициатора капитуляции должна была постигнуть такая же тяжелая участь, как и его солдат, томившихся в плену у японцев.

Вина генерала Стесселя, по мнению суда, состояла в том, что он сознательно сдал крепость, даже не попытавшись употребить все средства для ее дальнейшей обороны. По мнению суда, генералу следовало отвлечь 100-тысячную японскую армию на себя. Также суд обвинил генерала во вмешательстве в права и обязанности коменданта крепости Смирнова, ложных донесениях командованию о положении в крепости и личном участии в боях.

Плюс ко всему, суд обвинил Стесселя в том, что он «не разделил тяжелую участь своих солдат в японском плену».

7февраля 1908 года Стесселю вынесли приговор – смертная казнь «через расстреляние». Однако суд, принимая во внимание то, что Стессель вел долгую и упорную оборону, отразил несколько штурмов с большими потерями для противника, а также то, что прежняя служба Стесселя была образцом для подражания, обратился к Николаю 2 с просьбой заменить высшую меру десятью годами заточения в Петропавловской крепости с лишением чинов и исключением из службы, но без лишения всех прав состояния».

4 марта 1908 года Николай 2 утвердил приговор, и уже 7 марта Стесселя заключили в Екатерининскую куртину Петропавловской крепости.

Прошение Стесселя о смягчении его участии власти не удовлетворили. Но уже 6 марта 1909 года Стесселя выпустили на свободу, сохранив при этом все его права состояния, званий и привилегий. После этого Стессель сразу же отправился в эмиграцию.

Что касается судьбы других подсудимых, то здесь суд вынес следующие решения: генералы Смирнов и Рейс получили оправдательный приговор, а генерала Фока суд признал виновным лишь в дисциплинарном проступке, за который Рейс получил выговор. Всех троих уволили от службы 2 апреля 1908 года, лишив права ношения формы. При этом причиной увольнения явились «домашние обстоятельства», что предусматривало выплату бывшим служащим пенсии.

Однако, суд над порт-артурскими генералами - далеко не первый процесс в России, который связан с русско-японской войной 1904-1905 годов.

В 1906 году (с 22 ноября по 11 декабря) военно-морской суд Кронштатдского порта, председателем которого был генерал-лейтенант Бабицын, рассматривал дело «бывшего контр-адмирала, а сейчас дворянина Николая Ивановича Небогатова».

Также в числе подсудимых по этому делу числились три бывших капитана кораблей – В. В. Смирнов (эскадренный броненосец «Николай 1»), Н. Г. Лишин (броненосец береговой обороны «Адмирал Апраксин»), и старший офицер броненосца «Орел» К.Л. Шведе, руководивший кораблем вместо капитана, который в результате тяжелого ранения находился в бессознательном состоянии, и другие офицерские чины эскадры.

Всем этим лицам вынесли обвинение в том, что они 15 мая 1905 года, «будучи настигнуты и окружены в Японском море неприятельскою эскадрою без боя спустили флаг».

Судебное разбирательство установило, что после разгрома Японией русской эскадры при Цусиме, что повлекло за собой тяжелое ранение старшего флагмана вице-адмирала З. П. Рожественского командование над эскадрой поручили контр-адмиралу Небогатову, который находился на борту броненосца «Николай 1».

Какая обстановка была на борту в момент вступления Небогатова в обязанности старшего флагмана и что он, собственно, предпринял?

Вторая эскадра, которая была сформирована на Балтике для перехода на Тихий океан, ставила перед собой задачу разблокировать Порт-Артур с моря и получить власть в Японском море. Однако тихоходные броненосцы Рожественского не могли составить конкуренцию быстроходным японским кораблям. Потери эскадры Рожественского были огромны: 21 корабль ушел на дно, 5 кораблей оказались в руках противника. Среди погибших в море насчитывается 5046 человек, а в плен японцами было захвачено 6077 русских моряков, вице-адмирал Рожественский в их числе. Лишь один корабль смог уйти в Россию, а три – прорваться во Владивосток.

Именно во Владивосток по решению адмирала Небогатова вслед за флагманским броненосцем «Николай 1» отправились «Орел», «Адмирал Апраксин», «Адмирал Сенявин» и крейсер «Изумруд».

К ним же присоединился броненосец «Адмирал Ушаков», которым командовал капитан Миклухо-Маклай, брат известного путешественника. Но вскоре броненосец отстал. Причина этого стала известна позднее. Оказалось, что «Адмирал Ушаков» израсходовав боезапас в неравном бою с несколькими кораблями противника, был затоплен командой.

Тем временем, 15 мая, на рассвете, отряд Небогатова окружили 28 японских кораблей. На русских кораблях приняли боевую готовность, однако флагман велел поднять на «Николае 1» белый флаг и сигнал о сдаче.

Примеру флагмана последовали все корабли, кроме крейсера «Изумруд», продолжающего прорываться на север к Владивостоку.

Как только Небогатов вернулся из плена, ему, а также капитанам броненосцев, отданных противнику, назначили суд.

Рассмотрев дело по существу, и опросив несколько сотен свидетелей, суд организовал 8-часовое совещание, в результате которого было решено признать

Небогатова, Смирнова, Лишина и Григорьева виновными «в сдаче броненосцев без боя при возможности защищаться и при боевом настроении команд».

Отметим, что это первый случай за все время существования российского флота, когда была применена статья, предусматривающая за сдачу в плен смертную казнь.

Военно-морской суд обратился с ходатайством к Николаю 2, и в результате вместо смертной казни осужденных заточили в крепость на десятилетний срок.

Царь удовлетворил ходатайство 25 января 1907 года.

Проведя в заточении менее трети назначенного срока, Небогатов и капитаны были помилованы.

Старшего офицера «Орла» оправдали в связи с тем, что его броненосец получил серьезные повреждения в предыдущем бою и понес большие потери в команде, которые лишили его возможности продолжить бой.

Генарал Стессель и адмирал Небогатов, в свою очередь, утверждали, что сдаться в плен их побудило желание сохранить жизни своих подчиненных.

Однако, даже если они и вправду сдались врагу, исходя из этого гуманного соображения, суд не мог принять их позицию и оправдать.

С государственной и военной точки зрения они являлись преступниками. И царская власть показала общественности свою готовность наказывать всякого, кто отступил от присяги и долга, не взирая на лица, а также способность миловать. Но при этом вопрос – чья же все-таки вина в том, что огромная великая держава была разгромлена маленькой страной, был на процессах искусно обойден.


Материал подготовила Анна Шайдурова


Читайте далее:

Животное вызвали в суд в качестве присяжного

История суда России

Ad gustum: фильмы о судьях, адвокатах и судебных процессах


ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

← Возврат к списку


Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться.