16+
ZASUDILI.RU
Регистрация
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
\ Председатель ККС: «Жалобы на процедуру ведения процесса ушли в прошлое»
Председатель ККС: «Жалобы на процедуру ведения процесса ушли в прошлое»

Председатель ККС: «Жалобы на процедуру ведения процесса ушли в прошлое»

03.05.2018  1062

Станислав Сидоркин прокомментировал претензии к судьям.

Граждане нередко критикуют судебные решения и самих судей. «РГ» собрала жалобы истцов и ответчиков, на которые ответил председатель квалифколлегии судей Свердловской области Станислав Сидоркин, председатель состава судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда, кандидат юрнаук.

«Судья отказался считать доказательством запись беседы по телефону, мотивируя это тем, что невозможно достоверно определить ее дату и участников разговора. Однако он мог назначить экспертизу по соответствию голоса, а примерная дата беседы понятна из разговора».
Сидоркин
: Чтобы аудиозапись стала доказательством, следует провести экспертизу. Судьи – рефери, они оценивают доказательства, которые были представлены сторонами. Судья не может сам решать, необходима какая-либо экспертиза, об этом суд должна попросить одна из сторон.
«После прослушивания аудиозаписи судья не высказала сомнений касательно ее достоверности, по этой причине я не стала просить об истребовании через суд у мобильного оператора детализации моих звонков, которая бы доказала соответствие времени и даты телефонных переговоров с противной стороной. Следовательно, не озвучив сомнений в достоверности доказательства, судья ограничила меня в процессуальных правах».
С.
: Это заблуждение, что судья вправе в ходе заседаний давать комментарии о представленных сторонами доказательствах, а также подсказки или советы. Судья – арбитр, он оценивает доводы сторон, представленные ими самостоятельно. Выразить свое мнение о рассматриваемом деле он вправе лишь в судебном постановлении. Читатель мог и сам запросить детализацию вызовов, если полагал, что это важно, а затем представить документ в качестве доказательства. Если бы суд не принял документ, это могло стать конкретным доводом в апелляционной жалобе.
«В суде было установлено, что истцом представлен подложный документ. Это же уголовная статья! А судья не стал ничего делать для возбуждения уголовного дела и наказания нарушителя».
С.
: Если при вынесении решения не был принят в расчет подложный документ, то в действительности его не использовали, была только попытка, это во-первых. Во-вторых, при наличии информации о преступлении суд может сообщить об этом в компетентные органы, но не обязан это делать. Почему? Потому что может быть нарушен принцип независимости.
«Судья по-хамски обрывал на полуслове, явно работая на противную сторону».
С.
: Уверяю, с грубостью мы боремся жестко. Как-то, когда судья на процессе вспылила, заявив одной из сторон: «Хватит мне об этом говорить! Я вас поняла!», такое поведение сочли непроцессуальным. Ей указали на недопустимость такого поведения. В настоящее время в судах ведутся аудиопротоколы заседаний, грубости стало намного меньше. Сами участники вправе записывать весь процесс, согласие суда не требуется. Лишь видеозапись без разрешения судьи запрещается. Благодаря аудиозаписи жалобы на процедуру ведения процесса ушли в прошлое – они единичны. Однако, если судья высказался некорректно, грубо, следует обратиться в квалификационную коллегию судей.

Назад к списку


Комментарии