16+
ZASUDILI.RU
Регистрация
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
\ Недобросовестное поведение участников банкротства
Недобросовестное поведение участников банкротства

Недобросовестное поведение участников банкротства

20.06.2017  486

За последние несколько лет законодателем было предпринято большое количество шагов, направленных на предотвращение недобросовестного поведения участников банкротства, ведь банкротство — это тот институт, в котором грань между попыткой должника спасти компанию от дефолта и незаконным выводом активов, равно как и кредиторов получить справедливое удовлетворение и пустить должника, а зачастую и других кредиторе по миру, — очень зыбка и не всегда различима.

Данная статья, как нам видится, может быть руководством для участников банкротства действовать добросовестно, не нанося ударов оппонентам below the belt (ниже пояса -прим. автора), так как в банкротстве, как и в боксе, за это снимаются очки, причем практика различения недобросовестного поведения в отечественном правопорядке становится богаче, равно как и возможности защиты от такого поведения.
Итак, участниками дел о банкротстве, помимо должника и кредитора являются еще арбитражные управляющие. Существует расхожее мнение, что главное в банкротстве — назначить “своего”, т.е. подконтрольного управляющего, а для этого достаточно первым заявить о банкротстве, чем ранее активно пользовались должники. Однако с 2015 года должник потерял право влиять на назначение управляющего. Арбитражную организацию выбирает суд, а организация назначает управляющего. За деятельностью управляющего следит собрание кредиторов. Любое действие управляющего, которое может поставить под сомнение добросовестность его намерений в поиске активов должника, оспаривании сомнительных сделок должника, подготовке справедливого и полного финансового заключения, оценки активов, организации открытых торгов — может быть оспорено кредиторами, не редки также случаи привлечения к ответственности арбитражных управляющих за незаконные и недобросовестные действия в процессе участия в процедуре банкротства.
Как показывает российская практика, недобросовестные должники начинают готовиться к банкротству заранее.
Первое, что пытаются предпринять представители компании, неизбежно стремящейся к банкротству — вывести активы. Глава 3 закона о банкротстве позволяет лицам, указанным в законе оспаривать сомнительные сделки. При оспаривании сомнительных сделок следует обращать внимание суда на следующие факты:
• ранее сделки такого рода или на такие суммы с данным контрагентом не заключались;
• операция не находит подтверждения в бухгалтерской отчетности;
• отсутствует экономическая целесообразность сделки (кроме формирования дружественного кредитора);
• отсутствует техническая возможность осуществления подобной сделки (например, крупная закупка товара, который негде было бы хранить);
• налицо быстрая перепродажа при отсутствии экономического смысла операции;
• немотивированное долгое ожидание кредитора и заявление своих требований только в банкротстве;
• аффилированность (наличие подтвержденной связи между должником и кредитором).
Другая возможность возместить потери кредиторам — привлечь к субсидиарной ответственности руководителей, совершивших сделки в ущерб своей организации. Такую возможность дает статья 10 “закона о банкротстве”, также в соответствии со ст. 10 закона, суд рассматривает заявление о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности в рамках дела о банкротстве. Данное положение разъясняется 62-м постановлением Пленума ВАС РФ, в котором говорится, что директор или участники, если они знали или должны были знать о том, что в результате их действий или бездействия при совершении сделки обществу может быть причинен вред. К таким сделкам могут быть отнесены, как сделки, перечисленные выше в данной статье, так и сделки с фирмами-однодневками. Здесь следует учесть, что если директор организации в целях “оптимизации” налоговой базы прибегает к услугам фиктивных контрагентов, такие сделки, хоть формально были заключены в интересах общества и его бенефициаров, но против публичного интереса, а соответственно, помимо гражданско-правовой ответственности, директора и его бенефициаров, в случае установления очевидной связи может ожидать и уголовная ответственность.
Директор отвечает перед юридическим лицом за причиненные убытки и в случаях недобросовестного или неразумного осуществления обязанностей по выбору контрагентов по гражданско-правовым договорам, а также ненадлежащей организации системы управления юридическим лицом. Иски о взыскании убытков с бывшего менеджмента подает конкурсный управляющий.
Другое часто встречающееся злоупотребление должника — это формирование “дружественной” кредиторской задолженности. В нашей системе права не действует принцип антидатирования, как, например, в германской, в соответствии с которым нельзя ссылаться на дату, которая не подтверждена нотариально, поэтому должники часто заключают договоры “задним числом”, прибегая к техникам состаривания бумаги и чернил, что однако, в большинстве случаев выявляется экспертизой, о чем должен ходатайствовать арбитражный управляющий или кредитор в процедуре банкротства, если налицо явная фальсификация или отсутствие финансовых операций, подтверждающих договор, могут быть установлены — дополнительное привлечение эксперта не потребуется.
Суды легко распознают такие схемы, об этом свидетельствует судебная практика.
Чтобы нарастить задолженность лица, как правило, используют договоры оказания услуг, перевозки, а также различные конструкции с векселями. Добросовестный кредитор может противостоять этим действиям несколькими способами.
Возражения относительно заявленных требований. Для внешнего или конкурсного управляющего будет не правом, а обязанностью.
Недобросовестные должники часто прибегают к так называемому “просуживанию” долга через третейские суды. Но и такая практика создает лишь видимость надежности недобросовестной защиты, стандарт доказывания кредиторами “просуженной” задолженности ниже и требует лишь подтвердить существенное сомнений в наличии долга. При этом кредитор по такому решению третейского разбирательства, подозреваемый в недобросовестности и настаивавший на наличии долга, уже должен будет опровергнуть эти сомнения, предъявив доказательства своих правоотношений с банкротом. Подобная практика сформировалась на базе доктрины reasonable doubt и принципа предоставления доказательств prima facie, которые активно применяются в банкроты процессах США, стране где банкротом производство намного старше и богаче в силу экономических и исторических предпосылок, посему закономерно выступает флагманом в формировании подходов к урегулированию банкроты споров (см. напр. Carroll v. Boston Elevated R., 200 Mass. 527, and cases there cited. See als Wigmore Evidence, chap. lx).

Последним и, пожалуй, самым распространенным этапом недобросовестного поведения в банкротстве является злоупотребление на торгах.
От попыток недопустимо участника на торги в связи с техническим сбоем до попыток манипулирования торгами — существует огромное множество уловок, с которыми целенаправленно и плодотворно борются Верховный суд, а ранее ВАС и законодатель, последовательно осмысляя практику высших судов усовершенствует положения закона “о банкротстве”, в частности о торгах и их проведении, так на сегодняшний день недобросовестными признаются действия взаимосвязанных участников на торгах с целью препятствия добросовестному участнику; использование “торговых роботов” — программ, которые подтверждают минимальную ставку на аукционе; искажение информации об имуществе должника, реализуемом с торгов; саботирование торгов при помощи подачи заявок с преднамеренно совершенными ошибками и так далее — таких схем существует множество, однако большинство из них известны банкротным юристам, а результаты торгов могут быть оспорены добросовестным кредитором по правилам статьи 449 ГК РФ.
В отдельный пул вопросов следует выделить практику недобросовестной ликвидации юридических лиц через применение процедуры банкротства юридических лиц в соответствии с законом 127-ФЗ. Подобная практика начала действительно эффективно пресекаться только в последние годы, когда принцип добросовестности глубоко проникая в институт банкротства и, раскрываемый в постановлениях Пленумов ВАС и ВС, изменении законодательства в сторону ухода от формализма при разрешении банкроты споров, позволил выработать ряд эффективных механизмов борьбы с недобросовестностью и злоупотреблением, прикрываемыми следованию букве закона, в обход его цели, смысла и духа.

Брисов Юрий Владимирович, учредитель юридической фирмы LegalSupport

журнал "Правовая гарантия"


Рейтинг юриста

4.59
 2
 106
Юридическая компания LegalSupport
учредитель
Оценить деятельность:

Назад к списку


Комментарии